18+. Тормоза придумал трус фикбук


Тормоза придумал трус — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»»

Северус

То, что Сириус доверился настолько, что готов пустить в собственное сознание, казалось невероятным. Ни один человек по доброй воле не решится на подобное… Так то человек, а то Блэк! Не зря о его авантюризме слагались легенды. Но как же это было приятно! Одно дело учить боевым искусствам, оттачивая навыки владения палочкой, и совершенно другое — вторгаться в такие тонкие материи как сознание.

К такому доверию Северус оказался не готов. Всего одно заклинание отдаляло его от тайн Блэка, даже самых постыдных. Всего одно движение палочкой… и к тому же Блэк сам разрешил… но это было как-то неспортивно.

— Знаешь что, Блэк?

— Еще нет.

Северус чуть было не зарычал. Он решает такие сложные моральные задачи, а этот разгильдяй и ухом не ведет!

— Блэк, послушай! Окклюменция – очень точная и тонкая наука, построенная на знании, интуиции и фантазии…

— Фантазии, говоришь… люблю это дело…

— Глупое махание волшебной палочкой к этой области не имеет никакого отношения, и потому так трудно поверить, что этот предмет является важной составляющей магической науки.

— Слушал бы и слушал… тебе говорили, что у тебя бесподобный голос?

— Блэк!

— Да ладно тебе… будь проще! Сейчас ты узнаешь, какой рукой я предпочитаю…

— Блэк!

— Блэк… Блэк… а меня, между прочим, Сириус зовут. Красивое, кстати, имя… звездное.

— Я знаю.

— Так почему не пользуешься… Северус? Попробуй… и тебе не трудно, и мне приятно.

— Балабол!

— А воспитанный человек сказал бы — балабол ты, Сириус.

— Так то ж воспитанный…

Северус достал из тайника за камином дневник Финеаса Блэка:

— Держи, Сириус.

— И не трудно совсем… Правда?

— Блэк! Ты будешь меня слушать?

Сириус закрыл рот ладонью и торжественно кивнул. В его взгляде вновь скакали бесы, но с этим уже ничего не поделать. Северус поймал себя на том, что готов разулыбаться, как последний идиот, и немного нахмурился. Для солидности.

— Для начала ты должен будешь прочитать дневник своего предка. Лучшего пособия по защите разума я не встречал. В течение недели ты станешь каждый вечер перед сном очищать сознание.

— Это как?

— Страница восемнадцать, второй абзац сверху. Далее. Если у тебя по ходу чтения возникнут вопросы, то ты ничего не выдумываешь, а ждешь вечера и спрашиваешь у меня.

— Этот пункт мне особенно приятен.

Северус фыркнул:

— А через неделю я проверю, чему ты научился, и тут уж кто не спрятался…

Северус развел руками. Блэк открыто улыбнулся:

— Спасибо.

— Не за что…

Блэк пружиняще поднялся из кресла и провокационно потянулся. Северус понял, что неприлично пялится на него, и порадовался, что их разделяет журнальный столик. Не будь его, Блэк мог бы сделать всего один шаг назад и…

И лезет же такое в голову! Северус отвернулся, старательно отгоняя неприличные видения. Все-таки у них деловое сотрудничество, а не…

Когда Блэк, наконец, ушел, Северус разжег огонь в камине и долго смотрел на танцующее пламя. Как так получилось, что именно Блэк стал тем человеком, из-за которого и жизнью рискнуть не жалко? Северус прекрасно понимал, что для безопасности следовало рассказать про подозрения Блэка Дамблдору, и пусть бы тот подчистил его память. Но так же он понимал и то, почему этого не сделал. Впервые в жизни рядом с ним оказался человек, которому он, Северус, был интересен. Непонятно чем, но был. И этот человек не воспользовался его слабостью для собственного удовольствия… и потом проявил такую деликатность, которой его никто не баловал…

Чем больше Северус думал, тем яснее осознавал, что если Блэк даже его невольно выдаст, то боль от пыток Темного Лорда будет гораздо меньше боли от разочарования… как же это пугало! Но каким же сладким было предвкушение новой встречи с Блэком…

Сириус

Если Сириуса и удивило то, что Снейп отказался копаться в его голове, то не сильно. Все-таки за последнее время была возможность убедиться, что все его представления о Снейпе были неверными. Если, конечно, забыть про упрямство… и про увлеченность Темными искусствами… и про бескомпромиссность… черт! Все, что раньше казалось недостатками, теперь приобретало черты достоинств. Что изменилось? Что?

Снейп не стал красивее ни на йоту… не научился носить парадные мантии… да и расчёсывался он пятерней, что при отсутствии привычки мыть голову тоже не добавляло ему привлекательности. Почему же Сириус терял голову от одного его вида и старался вести себя, как приличная хаффлпаффка в присутствии дуэньи? Сириус не узнавал сам себя. Никогда прежде он не отличался долготерпением и всегда брал то, что хотел. Что изменилось? Что?

Очередное собрание Ордена Феникса казалось каким-то нудным. Сириуса злило, что все их действия сводятся к бесполезному патрулированию. Открытых стычек с Пожирателями Смерти больше не было, но если про Неназываемого писали в «Пророке» чуть ли не с восхищением, то их Орден считали террористической организацией. И в основном из-за той идиотской стычки. Сириус уже не сомневался, что и братьям Прюеттам, и Лонгботтому, и Уизли мастерски подчистили память. Подчистили, подержали в заключении и отпустили под поручительство Дамблдора, которому они теперь были обязаны всем. Происходило что-то непонятное и оттого особо пугающее. Казалось, даже воздух сгустился в ожидании неминуемой грозы.

Слово взял Аластор Грюм:

— После того злосчастного патрулирования наша репутация сильно пострадала. Чтобы как-то исправить ситуацию, нам необходимы решительные действия.

С этим-то Сириус как раз был согласен, вот только в его понимании решительные действия подразумевали несколько другое. Голос Грюма зловеще скрипел в наступившей тишине:

— Я предлагаю отбить у Пожирателей лабораторию, адрес которой нам, к счастью, удалось узнать. Производимых там ядов и запрещенных зелий должно с лихвой хватить на несколько пожизненных заключений, и в глазах общественности Пожиратели перестанут казаться невинными овечками. Мы пригласим прессу и так раздуем это дело, что про наш нелепый промах все забудут…

Сердце Сириуса сжалось от нехорошего предчувствия. Об адресе лаборатории могли узнать только от Снейпа. Конечно, Дамблдор его предупредит о готовящемся налете, но ведь есть еще и Неназываемый с его приказами… это если Дамблдор предупредит…

— Участие в операции только добровольное. Вы должны взвесить свои силы и быть готовыми подчиняться, не задавая глупых вопросов. Если я скажу взлететь, то просто спросите «Как высоко?» — Грюм расхохотался собственной шутке, но моментально стал серьезным. — Итак, кто готов идти?

Сириус записался вторым. После Фрэнка Лонгботтома, мечтающего о реванше. Потом записались братья Прюетты, Артур Уизли и, конечно же, Джейми. Лунатика на собрании не было из-за его «пушистой проблемы», а Питер не стал записываться, сославшись на плохую подготовку. И правильно!

Грюм еще что-то говорил о подготовке, о привлечении репортеров, а Сириус сидел оглушенный. Больше всего на свете он хотел предупредить Северуса, и одновременно сжимался от ужаса от возможности поставить своими действиями под удар Джейми. Не пойти на операцию он не мог и теперь сходил с ума представляя, что придется выбирать, кого спасать — лучшего друга или… Северуса. О том, кем ему был Северус, Сириус предпочитал не думать.

Собрание затянулось далеко за полночь. К лучшему или нет, но к Северусу он сегодня не успевал. Уже лежа в постели Сириус внимательно прочитал инструкции по очистке сознания со страницы восемнадцать, и понял, что следовать им точно не сможет. Какое спокойствие и уравновешенность? Какая ясность мыслей? Сириус наспех оделся и выскочил в ночь.

Северус

Все-таки «педагогические советы» должны посещать терпеливые люди с невероятно крепкими нервами. Или полностью одеревеневшие на такой работе. Или и то и другое вместе. Северус похвалил себя за прозорливость, когда пришел на этот совет одним из первых и занял укромное место в самом темном углу. Если бы он мог, то непременно прислал бы вместо себя голема. Весь последний час Северус со вкусом смаковал детали, как послушная его воле фигура, облаченная в его одежду, будет высиживать эти нудные часы и даже пить чай с приторными сладостями, в то время как он сам проведет время с большей пользой. И ведь никто и не заметит подмены! Когда собрание закончилось, его задержал Дамблдор. Дождавшись, пока профессора покинут кабинет, он набросил на дверь какие-то сложные чары конфиденциальности и начал:

— Мальчик мой, ты ничего не хочешь мне сказать?

— Нет.

— Тебе не кажется странным такое затишье?

— Я не заметил особой разницы. Наверное, это от того, что я слишком далек от Ближнего круга.

— Тебе под силу это изменить…

— Но ведь для того, чтобы туда войти, я должен…

Дамблдор продолжал ласково на него смотреть, поправляя разноцветные бусины в ухоженной бороде. Неужели этот старик не понимает, что для вхождения в Ближний круг нужно совершить нечто особое… как-то выделиться среди остальных?

— Конечно, должен, мой мальчик.

Он не ослышался? Дамблдор предлагает ему?..

— Обдумай мои слова, и ты поймешь, что я прав. Невозможно очищать мир от грязи и не испачкаться самому…

— Но…

— Просто подумай. А когда в ближайшее время тебе представится возможность… отличиться… ты все решишь для себя сам.

Дамблдор дружелюбно похлопал Северуса по плечу и снял чары. Вот и все. Разговор окончен. Мнение пешки никого не интересует. Стараясь держать спину прямо, Северус вышел из директорского кабинета и на негнущихся ногах спустился по лестнице. Отличиться… твою ж мать! Он вышел из замка и сам не заметил, как оказался у аппарационного барьера.

Северус даже не сомневался, что искать сегодня его уже не будут, поэтому, не задумываясь, вернулся домой. На душе скребли кошки. И где этот Блэк, когда он так нужен? Небольшая дуэль помогла бы привести в порядок растрепанные чувства…

До вечера Северус попытался сварить несколько зелий, почитать, приготовить хотя бы чай, но все валилось у него из рук. А в ушах все еще шумело эхо тихого голоса Дамблдора: «Отличиться!» Северус слишком хорошо представлял, что для этого нужно сделать… и в то же время, он четко осознавал, что его ценность как шпиона сейчас ничтожна.

Блэк так и не пришел. Наверное, это даже к лучшему. Северус потушил свет и улегся в холодную постель, очищая сознание. Хоть ночью он может ни о чем не думать? Привычное упражнение успокаивало, даря иллюзию мира и гармонии. Ну и что, что на периферии сознания маячит образ Блэка, раз он помогает отбросить все мысли…

Проснулся Северус мгновенно и не сразу осознал, что его разбудило. Однако хриплый шепот откуда-то с лестницы расставил все по своим местам:

— Северус, это я… я сейчас зайду…

Не дом, а проходной двор, нигде от этого Блэка спасения нет! Но Северус должен был признаться хотя бы самому себе, что очень рад его появлению. Пусть даже не ко времени…

— Подожди!

Северус суетливо натянул брюки и кое-как попал в рукава рубашки:

— Заходи. Что у тебя случилось?

Непослушными пальцами Северус застегивал пуговицы, одновременно пытаясь разгладить волосы. Блэк сначала застыл на пороге, а потом вдруг оказался совсем близко и сжал Северуса в судорожных объятиях. Он порывисто выдохнул куда-то в шею, отчего вся спина покрылась «гусиной кожей», а в животе зашевелилось, оживая, сладкое томление. Таким темпами они далеко зайдут… Северус попытался взять себя в руки:

— Сириус, что случилось?

ficbook.net

Тормоза придумал трус — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»»

Северус

Северуса долго рвало в кустах. Акция устрашения, мать ее… куда же он опять влип? Сладковатый запах крови кружил голову и вызывал новые рвотные спазмы. Ночь была тихой, где-то вдали даже что-то стрекотало, добавляя сюрреалистичности в этот театр абсурда. «Снейп, прибери!» По идее ему надо было уничтожить все следы нападения, оставив только его отвратительные результаты. Во всей красе. Северуса опять замутило. В колдовском свете Черной метки картина произошедшего выглядела особенно жутко, даже для человека, без перчаток потрошащего рогатых жаб и расчленяющего крыс, если того требует рецептура зелья.

Северус старательно затер следы и уничтожил улики, которыми оказались обрывок мантии Розье и липкий от крови нож МакНейра. Теперь аппарировать. Срочно. Пока не явились авроры или члены Ордена Феникса. Хотя Северусу было уже абсолютно все равно — убьют ли его в честной схватке или вот так на пустыре, как бешеную собаку…

Аппарация вынесла его к охотничьему домику Ноттов, который использовали как базу для таких рейдов, и, как в тумане, Северус открыл дверь. Внутри было шумно и, наверное, весело. Если, конечно, считать весельем истерический смех Мальсибера. Эйвери хлестал его по щекам и уговаривал выпить. Заметив Северуса, он протянул и ему початую бутылку какой-то крепкой гадости:

— Выпей, Снейп, а то ты какой-то зеленый, как бы не блеванул.

Мальсибер, не прекращая смеяться, выдернул из рук Эйвери бутылку и жадно припал к горлышку, стуча о него зубами.

— Сопляки!

Северус обернулся и вздрогнул от холодного взгляда Долохова. Тот оценивающе его оглядел и продолжил:

— Хоть не обделались, новобранцы херовы. Может, и будет толк… ох, не зря Лорд придумал такое крещение… кровью. Теперь у вас два пути — или засунуть свои сопли куда подальше и забыть про них, или сдохнуть. И перед смертью оценить гуманизм Повелителя. Ни один из тех магглов не хотел умирать, а вот предатели мечтают о смерти.

— Будет тебе, Тони, — подал голос старший Нотт, — совсем мальчишек застращал.

— Пусть знают! — Долохов упрямо дернул плечом и отпил из своего стакана. — Понял, Снейп?

Северус постарался кивнуть как можно холоднее, чтобы никто не заметил его рвущегося наружу отчаянного страха. Вот ведь влип…

Их с Мальсибером «крещение кровью» отмечали до утра, и Северус почти поверил, что эта акция устрашения — просто грязная работа… почти… как препарирование крыс. Однако стоило ему вернуться домой, как прошедшая ночь вновь навалилась на него всей своей омерзительной мутью, которую невозможно оправдать ничем…

Сириус

Очередное собрание Ордена Феникса ничем не отличалось от прочих. Разве что сегодня помолчали в честь Доркас Медоуз. Грюм что-то говорил о том, что Неназываемый убил ее лично, что теперь точно надо сплотиться, что теперь Аврорат должен почесать свою замшелую задницу, а Сириус сидел и вспоминал. Еще вчера он уболтал ее «покатать на своем Мустанге», и она согласилась с дерзкой улыбочкой. Он все еще чувствовал спиной ее тепло, когда они мчались по ночному Лондону ввысь, к звездам. Она единственная, кто после такой поездки не засветила ему проклятьем в лоб, а задорно смеялась и говорила, что он «клевый». И пусть у них так и не случилось «секса и прочих глупостей», но это разделенное на двоих ощущение полета связало не меньше. А потому Сириус горячо поддерживал Грюма. Террор в ответ на террор! Что может быть справедливей? Правильней? Упоительней?

За «жесткие методы» Сириус проголосовал одним из первых и разозлился на Алису Лонгботтом, которая сказала, что ненависть может породить только ненависть, и террор никогда не закончится чем-то хорошим. Она приводила какие-то примеры из истории, пыталась всех убедить, но Сириус едва сдерживался, чтобы не нагрубить, и не понимал Френка, который не вмешивался, и по тому, как держал за руку свою супругу, было похоже, что он ее одобрял. Идиот! Вот Джеймс и Лили проголосовали за террор, и даже мягкотелый Петтигрю сказал, что врага надо бить его же оружием.

Дамблдор только поглаживал свою бороду и с грустью смотрел на всех, никого не поддерживая и никого не осуждая. Как он так может? Лишь когда Грюм вызвался учить орденцев Непростительным заклятиям, на лицо Дамблдора набежала тень сожаления и… боли. Этого Сириус тоже не понимал. Разве можно жалеть этих… нелюдей? Так называл их Грюм, и Сириус был полностью с ним согласен. О «материале для отработки Непростительных» Грюм пообещал позаботиться лично и, мрачно всем кивнув, покинул собрание. Когда он ушел, Алиса Лонгботтом с болью оглядела присутствующих:

— А чем тогда мы лучше?

Все промолчали, предпочитая не встречаться с ней взглядом. Сириус, конечно, мог ответить и про месть, и про жалость. Но не хотелось портить отношений. Ни с ней, ни с Френком. Как ни странно, высказался Джеймс:

— Тем, что мы не будем получать от этого удовольствия… как они.

Расходились притихшие и какие-то неудовлетворенные. Вот вроде и хочется подраться, а не с кем. Противник где-то на другом конце света… и под маской.

Северус

Никогда прежде Северус не замечал, насколько пуст его дом. Сейчас, возвращаясь с собраний или из отлично оборудованной лаборатории, он, казалось, слышал гулкую тишину, которая почему-то заставляла сжиматься сердце в ожидании чего-то жуткого. Иногда он думал, что дом живой и просто замер в ожидании бесславного конца последнего хозяина. Тогда он обычно представлял себе заброшенное кладбище и ледяной ветер, гуляющий меж могил. Никто даже не вспомнит про него... и не придет. Он последний из Снейпов. Самый последний... хотя, о чем это он? От него не останется даже такого. Смерть больше не казалась ему мистически далекой. А сам он уж точно не был ни ее Повелителем, ни Пожирателем. Он варил многочисленные яды «для врагов» и лечебные зелья для поправки здоровья его менее удачливых коллег, которым не посчастливилось заинтересовать Темного Лорда иными талантами, кроме сомнительных боевых. Северус видел, как быстро потерял фамильный гонор Блэков Регулус. Он словно выцвел и теперь больше походил на жертву Империуса, нежели на темного мага, недавно отметившего совершеннолетие.

На всех собраниях Северус старался держаться в стороне от старых приятелей, просто потому, что обсуждать гениальные идеи Темного Лорда с прежним энтузиазмом он уже не мог, а вызывать сомнения в собственной лояльности не хотел. Поэтому и от подошедшего Мальсибера поспешил отделаться, тем более что тот предлагал пойти и где-нибудь выпить. Еще не хватало! Северус боялся ляпнуть что-нибудь не то. На всякий случай он пытался овладеть ментальными практиками, и если легиллименция вроде как получалась, то об успехах в окклюменции оставалось только гадать — не предлагать же Темному Лорду проверить его навыки?

Дом, где когда-то жила Лили, пустовал. Северусу до сих пор становилось не по себе, когда он видел его темные окна и запущенный садик. И все-таки Северус был рад, что они все уехали. Так можно думать, что ни Лили, ни ее близким ничто не угрожает. А еще ему нравилось мечтать о том, как он спасает свою подругу детства, например, закрывает собой от Авады или предупреждает о рейде… тоже неплохо, пусть и не так зрелищно. Северус словно впал в спячку, как это делали некоторые предусмотрительные животные. Казалось, он и не живет вовсе — один, никому не нужный и никем не замеченный, просто ждет момента, когда все, наконец, изменится.

ficbook.net

Тормоза придумал трус — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»»

Сириус Не до конца проснувшийся Северус на фоне разобранной постели будил вполне определенное желание, сдерживать которое становилось все труднее. Вот он здесь… сейчас… рядом… такой отзывчивый и такой невероятно привлекательный. Мелькнувшая между полами рубашки полоска живота, с уходящей под ремень черной дорожкой волос, была последней каплей. Сириус хотел постыдно сбежать, но не мог двинуться с места, и вместо бегства, как утопающий за соломинку, схватился за Снейпа. Тот замер в руках пойманной птицей, и в полной тишине было слышно, как оглушительно бьются их сердца.

— Сириус, что случилось?

Голос Северуса чуть дрожал и срывался, не давая думать ни о чем, кроме сильного жилистого тела, которое одолевало такое же желание… земное… колдовское… волшебное…

Кто кого поцеловал первым, Сириус сказать не мог, просто в следующее мгновение они оба уже задыхались от нехватки воздуха, но прекратить целоваться не могли. Они вжимались друг в друга, вплавлялись и таяли, растворяясь без остатка, и Сириус понял, что значит «очистить сознание»… Мыслей не осталось никаких, только обостренные чувства и невероятная жажда, утолить которую могло только такое же острое ответное желание. На этот раз они принялись ласкать друг друга, совершенно без какого-то стыда и смущения. Сириус, наконец, смог дорваться до горячей кожи, прикосновения к которой сводили с ума, а Северус, увлекшись, ощутимо прикусил ему ключицу.

Они катались по смятой постели, поочередно оказываясь то сверху, то снизу, проявляя инициативу без какой-то очереди, просто потому, что безумно хотелось попробовать… всего… Сириус кончил сразу, как только ладонь Северуса сомкнулась на его члене, и тут же хотел оказать ответную любезность, но был остановлен хриплым: — Я все…

Они замерли, прижавшись друг к другу, не решаясь заговорить… от боязни все испортить словами. И все-таки Снейп оказался смелее. Он чуть отстранился, но руки из-под шеи Сириуса убирать не стал.

— Сириус, что случилось?

Сириус попытался подобрать нужные слова, но ничего не придумал, поэтому сказал прямо:

— Ты говорил кому-то, где находится твоя лаборатория, и что ты там варишь?

Северус медленно кивнул, и Сириус ощутил, что его рука словно окаменела. Что же, раз сказал «А»…

— Северус, на нее будет налет.

— Когда?

— Завтра-послезавтра…

— Твою мать!

— Не то слово… тебе разве Дамблдор не говорил?

По лицу Снейпа ничего нельзя было понять. Только уголок рта скорбно опустился вниз, когда он ответил:

— Намекал…

— И что ты будешь делать?

Северус выбрался из объятий и откатился на кровати подальше, стараясь не задевать Сириуса:

— Мне нечего делать, а вот ты… ты же не собираешься туда пойти?

Сириус смутился

— Я думал…

— Не знал, что ты умеешь… Сириус, ты идиот?

В голосе Снейпа была только бесконечная усталость.

— Нет.

— Зачем ты туда идешь?

— Я не мог иначе…

— Твою мать, Блэк! Мне Дамблдор намекнул, что у меня будет повод отличиться. Как ты думаешь, чего он от меня ждет? Чтобы я стоял в стороне?

— Не может быть…

Северус только грустно рассмеялся, а потом сел, обхватив голову руками:

— Еще как может. И чем я, думаешь, отличусь в твоем присутствии?

— Особо мерзким заклятьем? — предположил Сириус.

— Если бы… В твоем присутствии я могу отличиться только редкостным идиотизмом.

— Почему это?

— Да потому, что мне важнее, чтобы ты выжил в этой бойне, чем…

Северус осекся, сообразив, что сказал лишнее. Но этих слов было достаточно, чтобы Сириус вновь сдавил его в объятиях, прижимая к себе:

— Мы с тобой непременно что-нибудь придумаем… не может быть, чтобы не придумали… мы же…

— Два идиота? — боль в голосе Северуса заставила сжаться сердце. — Блэк, хочешь Обливейт? Я смогу…

— И что потом?

— Будешь жить как ни в чем не бывало… ходить в ваши рейды…

— У нас патрули…

— Какая разница? Будешь ходить, куда надо, и не вспомнишь… — Северус попытался вырваться, но Сириус не позволил. — Блэк… Сириус… тебе так будет лучше…

— А тебе?

— И мне лучше. Я тогда не буду думать…

— И что, тогда спокойно меня проклянешь?

— Идиот!

— Подставишься под мое проклятье?

— Блэк…

— Да пойми ты! Это же кусок души! Даже если я все забуду, даже если ты будешь делать вид, что все хорошо… в душе без этих воспоминаний останется дыра, которая рано или поздно сведет с ума… я же постоянно буду чувствовать, что чего-то не хватает… чего-то важного и дорогого… Северус, это больно.

— Скажешь тоже… «важного»… ты же…

Обидеться Сириус не успел. Снейп вдруг, резко выдохнув, схватился за левое предплечье и зашипел.

— Что?

— Вызов… срочный… Лорд…

Северус подскочил с кровати и принялся застегивать рубашку. Потом он из-под кровати достал коробку и вытащил из нее свернутую в комок черную мантию и ту-самую-маску. Заметив интерес Сириуса, он печально улыбнулся и спросил:

— Противно?

Сириус мог только отрицательно помотать головой, на что Северус дернул плечом и отвернулся. По лестнице они спустились вместе. Наверное, подразумевалось, что Сириус уйдет, но тому в голову пришла совершенно сумасшедшая идея:

— Я тебя дождусь!

Снейп только махнул головой: — Как хочешь! — и, прикоснувшись палочкой к левому предплечью, аппарировал с крыльца. Оставшись один, Сириус вновь поднялся в спальню и почти упал на шаткую кровать, которая все еще хранила их с Северусом запах.

Северус

Лорд собрал всех в Большом зале поместья Ноттов. Северус занял самый темный угол и постарался ничем не выделиться. Рядом с ним стоял Малфой, которого Северус узнал только по едва уловимому запаху туалетной воды. Похоже, Люциус избавился от привычки блистать любой ценой… во всяком случае, в присутствии Лорда. Голос Повелителя был тих, но, казалось, проникал под кожу:

— Завтра вечером на одну из наших лабораторий ожидается нападение. Это хорошо… Министерство еще уважает частную собственность, поэтому на жертвы среди нападавших закроет глаза… мы же, со своей стороны, организуем засаду, целью которой будет показать нашу мощь и силу.

Лорд по кругу обошел своих вассалов, а затем медленно развернулся. Удивительно, насколько его плавные движения казались похожими на змеиные — та же неторопливая грация перед решающим прыжком.

— От вас требуется одно — никаких Непростительных! Мы помним и чтим законы магического мира. Вторая наша задача: дать новую пищу «Пророку» и порадовать домохозяек тем, что они под надежной защитой «Вальпургиевых рыцарей».

Давно… как же давно Лорд использовал это название, в котором было столько привлекательности для юного Северуса, непременно пожелавшего стать магистром такого Ордена. Тогда он представлял себя на коне в развевающемся плаще и, может даже, со шпагой. Черт! Как же далеко он оказался от своих мечтаний. Северус вздрогнул, услышав из уст Лорда собственное имя:

— Снейп! — Лорд нашел его взглядом, и Северус ощутил, как от него отшатнулись окружающие. — Задержись. Мне нужно с тобой поговорить…

Разговор с Лордом сводился к сеансу легиллименции. От иррациональной обиды на Дамблдора Северус показал Лорду весь свой разговор с великим светлым магом. Он прекрасно осознавал опасность этой выходки, но все же решился пойти ва-банк. Изо всех сил он подчеркнул овладевшие им чувства, надеясь, что боль и обида вполне сойдут за гнев и ненависть. Или Лорд был не самым лучшим знатоком чувств, или Северус поднаторел в ментальном искусстве, но события развивались так, как он рассчитывал.

— Значит, «отличиться»? Что ж… у тебя будет такая возможность…

Лорд в задумчивости несколько раз обвел губы тонким пальцем, а потом принял решение:

— Ты убьешь кого-то из его людей… причем обставишь это как несчастный случай. Заклинание должно быть простым, но эффектным. А потом будешь долго и со вкусом каяться у Дамблдора и получишь у меня долгожданное повышение. Заслужил…

Черт! Убийство определенно было лишним, но как убедить в этом Лорда?

— Мой Лорд!..

— Можешь идти. Твоя судьба по-прежнему в твоих руках. О том, что готовится засада, Дамблдору ни слова.

Северус, повинуясь негласному этикету, поцеловал подол мантии Повелителя и вышел прочь. Он чувствовал, как его разрывает от противоречивых эмоций. С одной стороны, он вновь сделал удачный ход, продвигаясь по шахматной доске все дальше, а с другой… все было бы просто отлично, если бы не Сириус. Как его уберечь от бойни, в которую превратится их вылазка? Северус не сомневался, что, даже зная обо всем, тот туда сунется. Что же делать? Как его оттуда убрать?.. Убрать? Убрать!

Северус аппарировал в лабораторию, которая сегодня послужит ареной для битвы марионеток… Он точно знал, что на время операции ее скроет антиаппарационный купол, но в ящике рабочего стола был одноразовый портключ, который был настроен на спасение одного человека и обходил любые чары. Ему пожаловал такой портал сам Лорд, после взрыва экспериментального зелья, от которого Северус чуть было не погиб. Все-таки Повелитель никогда не разбрасывался ресурсами…

Как же хорошо, что Сириус решил остаться…

Сириус

Уснуть не получалось. Сириус никогда не видел Неназываемого, но всегда на миг замирал от ужаса, вспоминая о нем. Он был сродни самому-страшному-чародею из сказок, которые читала в детстве перед сном леди Блэк своим сыновьям. Они тогда с Регом подолгу не могли уснуть, воображая, какие у этого чародея должны быть глаза, волосы, нос, рот и зубы. Почему-то зубы представлялись сущим кошмаром — в три ряда, кривые и острые, как у гоблина в банке. А глаза непременно светились жутким красным светом. И это чудище легиллиментило Северуса! Может быть, даже прямо сейчас. Сириус обнял подушку и принюхался. Так пахло от волос Снейпа. Чем-то терпко-горьким, с ноткой древесного дыма. Твою ж мать! Сириус разозлился на неуместную эрекцию, которая, впрочем, бесследно пропала, стоило только представить Северуса рядом с Неназываемым.

Стук двери принес облегчение, сравнимое с пробуждением от кошмара. Жив. Все хорошо.

— Сириус?!

— Я здесь, детка!

— Болван! Спускайся.

— Все так плохо?

— Все еще хуже.

Сириус спустился по шаткой лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, рассчитывая, что Северус оценит его ловкость.

— Что случилось?

— Сириус… в вашем Ордене есть предатель. Лорд прекрасно осведомлен о готовящемся нападении…

Северус закусил губу, и его лицо исказила судорога горькой обреченности. Он сжал кулаки и продолжил:

— Там будет засада…

Сириус похолодел. Засада — это плохо…

— Так ты скажешь Дамблдору, и…

— Лорд запретил мне.

Северус был бледнее обычного, но в его взгляде бушевало пламя.

— Он запретил мне, но тебе никто запретить не может. Ты скажешь своим…

В критических ситуациях Сириус соображал очень быстро:

— А потом предатель сообщит Лорду…

— Не все ли равно, когда?

Сириус схватил Снейпа за плечи и хорошенько тряхнул:

— Ты идиот! Черт тебя подери… какой же ты идиот!

— Других вариантов нет. Мало ли откуда ты мог об этом узнать… Главное, чтобы ты предупредил их не на собрании, а в частном порядке…

— С этим-то проблем не будет… скажу… но ты должен понимать, что Дамблдор непременно заинтересуется источником… моей информированности.

— Тут уж ничего не поделать… так будет лучше.

На Сириуса всей тяжестью навалилось понимание, к чему готовится Северус.

— Ты уверен, что будет Обливейт?

— А ты уверен, что хочешь это знать?

— Нет… Да что ж такое!

Сириус схватил со стола щербатую чашку и с силой метнул ее в стену. Осколки опали вниз с печальным звоном. Северус только пожал плечами.

— К этому все и шло…

— Северус! — у Сириуса от отчаяния перехватывало дыханье. — Неужели ничего нельзя сделать?

— Можно. У меня еще яд есть.

— Даже не сомневался… — Сириус опустился в кресло и тоскливо спросил: — Что делать будем?

Северус принялся сосредоточенно рыться в карманах, а потом достал какой-то жетон. Покрутив его в руке, он вытащил из кармана шнурок и, превратив в изящную цепочку, прицепил к жетону.

— Что это?

— Портключ. Вынесет тебя на безопасное расстояние. Скажешь, что фамильный и реагирует на угрозу жизни.

— А ты?

— Я тоже не пропаду. Своим отступлением ты развяжешь мне руки.

— Ты хотел сказать — «бегством»?

— Сириус, прошу, не геройствуй! Вас будут убивать… в отличие от той стычки, когда…

— Северус, только честно… это же был ты?

— Когда?

Снейп отвернулся и досадливо прикусил губу. Точно! Сириус начал подозревать это во время их дуэлей, замечая отточенные движения и невероятную пластику, которые он уже где-то видел.

— Северус, я знаю…

— Давно?

— Не очень.

— И что теперь? Плюнешь мне в лицо?

— Какой же ты идиот…

Сириус встал и подошел к Северусу, так и стоящему у стола. Недолго думая, он обнял его, чувствуя, насколько тот напряжен.

— Северус, — он шептал едва слышно в самое ухо, и чувствовал старательно сдерживаемую дрожь тела, — Северус, ты дурак!

Снейп немного расслабился и, извернувшись, схватил Сириуса за плечи:

— Клянись!

— В чем это?

— В том, что ты воспользуешься портключом.

— Чтоб я сдох!

Северус вздрогнул, но потом лишь сильнее сжал руки и немного потряс Сириуса:

— Пожалуйста!

На его памяти это была первая просьба. Сириус немного смутился и буркнул:

— Да клянусь я, клянусь!

В конце концов, он же не уточнял, как будет им пользоваться?

ficbook.net

Тормоза придумал трус — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»»

Сириус

Как же удобно быть собакой! Бежишь себе по дорожке, ни о чем не думаешь... Спину пригревает уже теплое солнышко, ветерок дует в морду и несет упоительные весенние запахи. То же ощущение свободы с головой накрывало Сириуса, когда он мчался на своем Мустанге, выбирая место, откуда можно начинать взлет, правда, бушующий в крови адреналин и пьянящую радость полета в собачьей ипостаси почувствовать невозможно.

Домик Поттеров нашелся почти сразу, хоть Сириус и впервые подходил к нему по земле с этой стороны. Обычно он, если не аппарировал прямо на крыльцо, облетал несколько раз вокруг крыши, давая себя услышать, а потом спускался на землю и всегда проезжал на большой скорости между двумя близко стоящими яблонями, и лишь потом эффектно тормозил в паре дюймов от стены. Сейчас Сириус не был расположен играть, поэтому просто громко залаял и поскребся в дверь. Казалось, его ждали. Дверь распахнулась почти сразу, и Джейми с каким-то тихим стоном втащил его в комнату. Было немножко больно, и он уже приготовился возмутиться, когда с другой стороны ему в шерсть вцепилась Лили, не давая обратиться.

— Бродяга!

Она почему-то ревела и вытирала об него лицо, а Джейми обнимал ее одной рукой, а второй прижимал его к себе. Какое-то время они сидели, обнявшись, а потом вдруг Джейми направил на него палочку:

— Ты кто?

Сириус хотел возмутиться, но у него из горла вырвалось только глухое рычание, на которое Джейми среагировал совершенно по-дурацки — закрыл собой Лилс. Сириус тотчас же превратился в человека:

— Сдурел, Сохатый?

От знакомого прозвища Джейми вздрогнул, а Лили вновь бросилась на шею уже Сириусу.

— Ребят, что у вас тут происходит?

— Издеваешься? Мы думали, что ты погиб…

Сириус попытался застегнуть рубашку, но проворная Лили уже разглядела шрамы.

— Джей, у него…

— Бродяга, что случилось?

Сириус всегда был честен с друзьями, но сейчас — то ли от того, что не знал, как сказать про Снейпа, то ли от того, что сам не понимал, что произошло, — начал самозабвенно врать:

— Во время стычки я поймал какое-то непонятное режущее, и от боли перекинулся в Бродягу… потом, наверное, потерял сознание, потому что, когда очнулся, на пустыре никого не было. И палочки тоже не было… хорошо, что на собаке все быстро заживает. Я отлежался и побежал вас искать. А что с остальными?

Джейми потер переносицу и хрипло начал:

— Тебе сильно повезло. Остальных наших арестовали… на палочках куча Непростительных. Грюм рвет и мечет — под Веритассерумом Прюэтты и Лонгботтом признались, что учил их он. Его, конечно, сразу поперли из Аврората. В «Пророке» сегодня вышла разгромная статья, где наш Орден назвали террористической организацией… вы там что, с ума посходили? Их же всего двое было…

— Как двое?

— Ну, Рабастан Лестранж и Беллатрикс Блэк… И Лонгботтом, и Уизли, и Прюэтты так на допросах и отвечали…

— Ни хрена ж себе… Джейми, их там было пятеро, потом еще один выскочил…

— Может, магия иллюзий?

— Ни хрена ж себе иллюзии, — Сириус расстегнул рубашку и показал воспаленный рубец, — мы отбивались… проигрывали, но отбивались…

— Но Непростительные были только на ваших палочках…

— И что теперь?

Джейми только пожал плечами и крепче прижал к себе Лили, которая задумчиво поглаживала округлившийся животик, а потом вздохнул и тихо сказал:

— Хорошо, что ты выжил, и тебя не поймали…

Действительно… хорошо… но Сириусу было над чем подумать…

Северус

Письмо Дамблдору Северус переписывал восемь раз. Каждый раз ему казалось, что выходит фальшиво, и старик непременно заподозрит его… и будет, черт возьми, прав! Как же надоело бояться! Хотелось быть сильным, бесстрашным, несгибаемым… хотелось сдохнуть, но сдохнуть героем, чтобы после его смерти тот же Блэк сухо сказал: «Жаль!» и в один глоток осушил стакан огневиски, а Лили расплакалась…

Однако Северус совершенно не представлял себе, чем можно снискать себе геройскую славу при его образе жизни. А жизнь, словно издеваясь, все больше и больше поворачивалась к нему задницей. Когда Дамблдор назначил встречу, Северус мог только удивиться, что тот вообще хочет его видеть, пусть даже и в «Кабаньей голове».

На встречу он явился на полчаса раньше и молча уселся в самом темном углу, заказав себе сливочного пива. И как только раньше ему нравилась эта гадость? Северус уже сходил с ума от беспокойства, когда к нему подошел хмурый бармен и протянул скрученный трубочкой пергамент. Северус дождался, пока тот отойдет подальше, прежде чем коснуться палочкой красной сургучной печати.

«Комната номер тринадцать. 11:30 утра. Пароль «Арахисовый шербет»»

Косой почерк не оставлял сомнений — писал Альбус Дамблдор. Да и пароль был вполне в духе этого любителя сладостей. Быстро наколдованный Темпус показал, что до назначенного времени осталась ровно минута. Проклятье! Северус точно не хотел показаться непунктуальным. Он стремительно поднялся, почти бегом пересек зал и, перепрыгивая через ступеньку, взбежал по лестнице. Комнату номер тринадцать он нашел не сразу. Цифра «три» давно оторвалась, и только едва заметный светлый след свидетельствовал о том, что она когда-то была. Северус коснулся палочкой замочной скважины и прошептал пароль. Замок тотчас же окутало слабое свечение, и дверь приоткрылась. До Северуса донесся грубый и хриплый голос, который вещал:

— …тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Темного Лорда, родится на исходе седьмого месяца...*

Что за ерунда? Северус хотел войти, но ему не дали. Бармен, с каким-то угрюмо-восторженным выражением лица, схватил его за руку и громко закричал:

— А это у нас кто? Подслушиваем, господин шпион?

Северус не успел и слова сказать в свое оправдание, когда на пороге появился Альбус Дамблдор и осуждающе покачал головой:

— Нехорошо, молодой человек… от вас, мистер Снейп, я подобного не ожидал.

Северус начал оправдываться, пытаясь разъяснить нелепую ситуацию, но его даже не стали слушать. Бармен выволок его на улицу и презрительно оттолкнул:

— Пошел вон, доносчик!

Хорошо, что в этот час улица в Хогсмиде была безлюдна, и никто не увидел, как Северус побрел прочь, словно побитая собака, и как недовольный бармен плевал ему вслед. Делать нечего — задание Лорда было неотвратимо провалено, и Северус, спрятавшись в темном тупике между домами, палочкой коснулся Метки и аппарировал на ее немедленный зов.

______________________ *Прямая цитата из ГП и ОФ

Сириус

Новости были неутешительными, и чем дальше, тем больше Сириус убеждался, что ему невероятно повезло. Он остался жив, здоров, на свободе, а шрам… шрам ему чрезвычайно нравился. Сириусу казалось, что он придает ему брутальной романтичности. Но он постоянно вспоминал события того вечера, и чем дольше думал про них, тем больше замечал странностей. Сириус не мог понять, почему его не вызывают в качестве свидетеля, и почему арестованные молчат об его участии в схватке. Можно было верить в бескорыстную дружбу, если забыть о свойствах Веритассерума, без которого не проводился ни один допрос. Когда Сириус попытался объяснить ситуацию Дамблдору, то тот даже не стал его слушать, а Джейми по секрету сказал, что Альбус зол на него за то, что он якобы оставил патрулирование. По всему выходило, что только Снейп может подтвердить, что он не дезертир, и от этого было почему-то очень обидно. Кроме того, до сих пор была не ясна роль Снейпа в этом деле. Как вышло, что тот успел забрать его тело до прихода авроров? Проходил мимо? Бред! Не бывает таких совпадений. Был среди Пожирателей? Еще бредовее — зачем тогда ему его спасать? Все-таки он мудро поступил, когда ничего не сказал про Снейпа. С ним он разберется сам.

Жизнь Сириуса стала теперь гораздо интереснее. Как только у него появлялось свободное время, он аппарировал на знакомый берег грязной речки и, обратившись собакой, проползал в дыру в заборе, прикрытую иллюзией, и устраивался в кустах. Наблюдение за Снейпом ничего не давало. Тот жил один и очень замкнуто. Он почти никуда не выходил, и никто не ходил к нему. По ночам у него часто горел свет, а еще Сириус заметил интересную привычку Снейпа: глубокой ночью тот распахивал окно, усаживался на подоконнике и, обхватив руками острые колени, смотрел на звезды. В такие минуты он казался невероятно близким, словно это именно с ним, а не с Джейми Сириус бродил ночами по Запретному лесу и мечтал о будущем.

Зеркало нагрелось среди ночи.

— Бродяга, ты спишь?

— Уже нет… — Сириус зевнул, — что-то случилось?

— Да хрен его знает, — Джейми был взлохмачен больше обычного, — ты Рема давно видел?

Сириус задумался:

— Еще зимой… с ним что-то случилось?

— Не знаю… просто недавно Пит приходил и ни с того ни с сего начал клясться, что он нас любит и никогда не предаст.

— Напился, что ли?

— В том-то и дело, что трезвый… странный он какой-то. Пришел ночью, сидел, вздыхал… про тебя спрашивал, про Рема. Говорил, что скучает по тому, что было…

Это Сириус понимал, как никто другой, как и то, что так, как было, не будет больше никогда.

— А ты?

— А что я? Сказал, что спать хочу и домой отправил…

Все-таки Джейми — олень! Нет бы, узнать, чего Питу не спится, и успокоиться…

— А чего тогда не спишь?

— Да вот подумал… собраться бы… ночью погулять, как тогда…

Сириус встрепенулся. Давно бы так!

— Так я сейчас приду?

— Да нет, сейчас не надо, Лилс разбудим. Приходи утром. Рема позовем, Пита… посидим…

Но посидеть не удалось. Утром Лили почувствовала головокружение и Джейми, наплевав на осторожность, потащил ее в Мунго. Сириус вызвался их отвезти на Мустанге, зря он, что ли, подушку приделывал? В больнице они нос к носу столкнулись с МакНейром, который, оглядев округлившуюся фигуру миссис Поттер, пожелал ей «доброго здоровьечка». От его кривой усмешки Сириусу стало не по себе.

ficbook.net

Тормоза придумал трус — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»»

Северус

Придурошный Блэк мало того, что разбудил на вершине кошмара, так еще и начал хохотать, как безумный, заставляя усомниться во вменяемости. Башкой он, что ли, приложился при падении? Северус окатил его водой, борясь с истерикой, и уже хотел отхлестать по щекам, но вдруг заметил, что с того упала простыня, и он сидит у его ног абсолютно голый. Ну да, Северус же лично уничтожил те тряпки, в которые превратилась одежда Блэка после того, как раздел его для лечения. Почему-то стало стыдно находиться рядом… да и вообще, когда оказалось, что Блэк голодный, все перевернулось. Северус собирался оттащить спящего Блэка туда, где подобрал, и выкинуть из головы это происшествие, но все пошло не так. Наверняка причина была в недоваренном Кроветворном, которое не приобрело должного снотворного и успокоительного эффекта. Размышляя о том, как время теплового воздействия влияет на зелье, Северус полез в холодильник и был неприятно поражен:

— Блэк?!

— Да?

— Ты все сожрал?!

— Снейп, там был какой-то дохлый кусок сыра и глоток молока…

— И булочка…

— Ну да…

Блэк завернулся в простыню, как в тогу, и мастерски изображал невинность, что злило просто невероятно. Северус постарался взять себя в руки:

— На молоке можно было сварить овсянку, из хлеба нажарить гренок, — он снисходительно посмотрел на смутившегося Блэка и мстительно добавил: — С сыром!

— Черт! Ты так аппетитно рассказываешь… а давай я в лавку схожу, а ты приготовишь?

От такого предложения Северус разозлился: этот Блэк жить, что ли, у него собирается?

— Я тебе прислуга?

— Да будет тебе, Снейп, раз уж мы на одной стороне, то можем попытаться наладить отношения, а разделенная еда, как известно, сближает…

Чего?! Блэк точно не в своем уме… или это он так намекает о готовности сменить окрас и уйти к Лорду? Идиот!

— Блэк, а с чего это ты решил, что мы на одной стороне?

— Ну, ты меня лечил… и все дела…

Точно! Идиот…

— Блэк, иди уже домой… ну или куда ты там шел. Я просто проверил на тебе одно лечебное заклинание. Ничего личного…

— Как это?

— А вот так! Увидел — лежит тело… ну и взял… для опытов.

— И как… опыты?

— Довольно удачны… сам видишь!

Блэк ощупал свои багровые рубцы:

— Все-таки руки у тебя растут из жопы!

— Кто бы говорил… — Северусу стало обидно за свою работу, — видел бы ты, что с тобой было!

— Ну, так и бросил бы!

— А как же моральное удовлетворение? Жить и знать, что сам Сириус Блэк мне жизнью обязан?

— Вот ты гад!

— Точно! А еще урод, ублюдок и Нюниус.

Блэк сжал кулаки, но почему-то не набросился… а жаль — если бы они сейчас подрались, тогда все бы стало, как прежде и не пришлось бы думать, как выпроваживать из дома случайного гостя. А потом Блэк царственно завернулся в простыню и с гаденькой улыбкой сказал:

— Спасибо, Северус! — а в глазах у самого плясали черти.

И что с таким делать? Северусу захотелось немедленно выставить его на крыльцо и пусть убирается ко всем чертям! Немного отрезвила мысль о том, что в одной простыне и без палочки Блэк далеко не уйдет, а скандал будет. И стирать память соседям по такому пустячному поводу ему не позволят. Северус достал из шкафа старые джинсы и рубашку. Подумав, добавил вязаную кофту и оставшиеся от отца ботинки. Сойдет!

— Это что?

Блэк что, издевается?

— Это одежда, которую ты сейчас наденешь и уберешься. Не нравится — иди голым!

Блэк как-то странно посмотрел на него и, отбросив простыню, влез в джинсы, которые просто неприлично его обтянули.

— Ух ты!

Блэк покрутил задницей перед потемневшим от времени зеркалом и явно остался доволен увиденным. Затем он обулся. Высокие ботинки на шнуровке, в которых отец когда-то ходил на фабрику, неожиданно придали Блэку вид районного хулигана, а черная рубашка завершила образ. Кофта была отвергнута как не соответствующая образу, на что Северус только презрительно фыркнул: хочет мерзнуть — пусть мерзнет! А Блэк, немного помявшись на пороге, решил добить:

— Спасибо, Северус, и до свидания!

Дверь уже давно захлопнулась, а Северус все стоял и тупо на нее пялился, пока не сообразил, что Блэк ушел от него без палочки, без денег… и это если забыть о том, что тот в незнакомом городе и чуждом ему маггловском мире.

Сириус

Дразнить Снейпа стоило только ради такого вот обескураженного выражения лица. В принципе Сириус планировал красиво уйти, эффектно взмахнув на прощанье простыней, и пусть потом Снейп бы мучился угрызениями совести, но любопытство пересилило. Было интересно узнать, в какой одежде Снейп выходит на улицу и чем из нее согласен поделиться. Темно-серые брюки из грубой ткани и высокие ботинки оправдали самые смелые ожидания. Сириус видел такие у одного парня на улице и все никак не мог выбраться найти себе что-нибудь подобное. Это же униформа всех мустанговладельцев! А если добавить еще кожаную куртку... Сириус чуть было не пропустил уютный тупичок для превращения. Хорошо, что для анимагии палочка не нужна, а то его положение вышло бы чересчур затруднительным...

Он превратился в большого черного пса и привычно отряхнулся. В этой форме боль в мышцах почти не ощущалась. И к лучшему! Сириус наклонил голову и, развернувшись, потрусил обратно — ему надо было все там проверить. Если бы кто спросил его, зачем он тщательно исследует район, где живет Снейп, то он не нашелся бы с ответом. Надо, и все! Сириус огляделся. Унылая улица из одинаковых кирпичных домов сбегала к реке, заборы были сплошь исписаны такой похабщиной, что будь Сириус сейчас человеком, он бы непременно покраснел, а так... не дождетесь! Дом Снейпа был последним в ряду, и от него до реки было, что называется, рукой подать. На грязном берегу в тени забора и под прикрытием раскидистого дерева Сириус приметил удобную площадку для аппарации, а приглядевшись, понял, что с забором что-то не так... Точно! Иллюзия... и такая мастерская. Сириус несколько раз просунул морду сквозь целый с виду забор и решил, что он узнал все, что ему надо.

Он бежал по улице, надеясь найти хоть один указатель, чтобы сориентироваться, когда увидел ту-самую-старушку. Таких пожилых леди еще можно встретить в маленьких городках. Они обычно одиноки, и соседи, как правило, их недолюбливают, поэтому всю свою заботу те отдают животным. Домашним и не очень... Сириус прижал уши к голове и постарался взглянуть старушке в глаза, совершенно искренне желая прослезиться. Он представил сочную отбивную, отчего взгляд его увлажнился, а желудок заурчал. Леди намек поняла и заговорила с ним, как с умалишенным:

— Собачка хочет ням-ням? Ах, моя хорошая... пошли-ка со мной...

Сириус от души понадеялся, что старушка все же слепая, потому что не разглядеть, что он кобель, было довольно трудно, но «ням-ням» хотелось сильнее, чем изображать обиду и гордость, поэтому он бодро побежал за потенциальной кормилицей.

— Хорошая собачка... хорошая...

Бабка заговаривала зубы, а сама уже присматривалась, как получше приладить ему ошейник. Знал он такие шуточки! Чтобы избежать недоразумений, Сириус заглотил десятую сосиску и, ласково ткнув благодетельницу мокрым носом на прощанье, помчался от нее подальше. Отбежав на безопасное расстояние, он напился из лужи и почувствовал себя полностью довольным.

Дорожный указатель обрадовал его необычайно. Если ему верить, то Сириус находился всего в семнадцати милях от дома Поттеров.

Северус

Блэк ушел, оставив после себя кучу вопросов, и прежде всего — какого черта Северус не стер ему память? Ведь не думал же он, что Блэк способен держать язык за зубами? А может, Северусу просто хотелось, чтобы хоть кто-то знал, что он не так плох? Идиот! Какой же он идиот... семи лет ему не хватило, чтобы убедиться, что Блэку доверять нельзя, захотелось впечатлений поострее... и джинсы любимые отдал... идиот!

Ругая себя, Северус пошарил по карманам грязной мантии и выудил оттуда несколько фунтов — как раз хватит позавтракать, а потом у него встреча с Малфоем. Вот кто не жалеет денег... подумаешь, жена беременная! Северус вспомнил собственных беременных соседок — крикливых и вечно недовольных своими мужьями. Так им просто мужики пьющие попались, да еще и без денег. Представить себе недовольную мужем Нарциссу не получалось. Хотя, она же Блэк... а значит, от нее можно ожидать чего угодно, поэтому пусть пьет галлонами укрепляющее, успокоительное и витаминное зелья, а у Северуса не будет болеть голова, обедать сегодня или нет.

До вечера Северус не мог найти себе места. То он ждал авроров с ордером на арест по наводке Блэка, то появления доверенных людей Лорда... черт! Надо было подчистить Блэку память, ведь если Лорд точно знал, где будут орденцы, значит, у него есть шпион в Ордене, и если до этого шпиона дойдет весть о роли Северуса в спасении Блэка, то лучше уж самому выпить яд...

Вызов Лорда застал врасплох и заставил внутренне содрогнуться. Северус малодушно потянулся к неприметной склянке, но взял себя в руки. Каким бы хорошим ни был шпион, он бы просто не успел донести, а вот узнать, чего хочет Лорд, стоило поторопиться.

Ориентируясь на зов Метки, Северус оказался на берегу озера. Повелитель сидел на поваленном дереве и задумчиво смотрел куда-то вдаль.

— Снейп?

— Да, мой Лорд.

Следовало преклонить колено и подобострастно облобызать подол мантии. Повелитель продолжал медитировать, и Северус опустился коленями в лужу, склоняя голову. На затылок опустилась властная рука. Северус ждал толчка и уже приготовился падать лицом в холодную весеннюю грязь, но Лорд дернул его за волосы, заставляя запрокинуть голову и посмотреть в глаза.

— Ты же предан мне, Снейп?

— Да, мой Лорд.

— Но тебе совершенно нечего терять... так не годится. На что ты живешь?

— Я варю зелья на заказ.

— Помимо тех, о которых я тебя прошу?

— Да... — Северус попытался отвести взгляд, гадая, к чему клонит Лорд.

— Стало быть, ты нуждаешься...

Очевиднее некуда. Брюки окончательно промокли, теперь от простуды спасет только Перечное... Лорд сильнее дернул за волосы, и Северус ощутил, как его мыслеобразы аккуратно просматривают. Внутренне похолодев, он принялся выталкивать на поверхность воспоминания о пьяных выходках отца, болезни матери, холодном доме и пустом холодильнике, надеясь, что это не будет выглядеть нарочито.

— Тебе нужна работа, Северус...

Повелитель впервые назвал его по имени, отчего немедленно захотелось одновременно и оправдать доверие, и оказаться, как можно дальше от этого места. Северус боялся пошевелиться.

— Тебе нужна хорошая, престижная работа. Ты много знаешь, так почему бы тебе не поделиться этими знаниями с теми, кто только начинает свой путь? Когда-то я и сам хотел с такого начать, но жизненная ситуация не позволила мне выбирать...

Теперь Северус боялся уже дышать. Лорд думает о его нуждах? Лорд рассказывает о себе? Это точно не к добру...

— Что ты думаешь о должности профессора зельеварения в Хогвартсе?

Тут требовалось срочно что-то ответить и угадать, чего же хочет Лорд.

— Все, что прикажете, мой Лорд, но Слагхорн...

— А что Гораций? Он как-то жаловался на состояние здоровья. Поэтому он будет только рад замолвить за тебя словечко. А от тебя мне требуется самая малость — я должен знать все, что делает Дамблдор: его разговоры с коллегами, его мнение по интересующим меня вопросам, график его отлучек из замка... Ты меня понял?

Северус смог только кивнуть.

— Вот и отлично. Сегодня же пишешь письмо на имя Дамблдора с прошением рассмотреть твою кандидатуру, вместо уходящего на покой профессора. Напишешь, что он сам тебе это предложил, зная о высоком уровне твоей подготовки...

— Но...

— Никаких «но»! Когда получишь назначение, коснешься палочкой Метки.

Лорд встал и, очертив палочкой окружность, снял чары конфиденциальности, которых Северус так и не заметил. Лорд уже давно аппарировал, когда Северус тяжело поднялся и, обхватив ближайшее дерево, уткнулся лбом в его шершавую кору. Как же он влип!

ficbook.net

Тормоза придумал трус | Гарри Поттер

  • 13 Ноября 2014 / 10 Кб

  • 13 Ноября 2014 / 8 Кб

  • 13 Ноября 2014 / 8 Кб

  • 13 Ноября 2014 / 10 Кб

  • 14 Ноября 2014 / 11 Кб

  • 16 Ноября 2014 / 10 Кб

  • 17 Ноября 2014 / 11 Кб

  • 18 Ноября 2014 / 10 Кб

  • 19 Ноября 2014 / 10 Кб

  • 20 Ноября 2014 / 11 Кб

  • 21 Ноября 2014 / 11 Кб

  • 22 Ноября 2014 / 11 Кб

  • 22 Ноября 2014 / 11 Кб

  • 23 Ноября 2014 / 10 Кб

  • 23 Ноября 2014 / 12 Кб

  • 24 Ноября 2014 / 10 Кб

  • 24 Ноября 2014 / 12 Кб

  • 25 Ноября 2014 / 10 Кб

  • 25 Ноября 2014 / 12 Кб

  • 26 Ноября 2014 / 12 Кб

  • 26 Ноября 2014 / 12 Кб

  • 27 Ноября 2014 / 12 Кб

  • 27 Ноября 2014 / 13 Кб

  • 28 Ноября 2014 / 11 Кб

  • 28 Ноября 2014 / 12 Кб

  • 29 Ноября 2014 / 12 Кб

  • 29 Ноября 2014 / 12 Кб

  • 30 Ноября 2014 / 12 Кб

  • 30 Ноября 2014 / 12 Кб

  • 1 Декабря 2014 / 12 Кб

  • 1 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 2 Декабря 2014 / 12 Кб

  • 2 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 3 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 3 Декабря 2014 / 12 Кб

  • 4 Декабря 2014 / 12 Кб

  • 4 Декабря 2014 / 12 Кб

  • 5 Декабря 2014 / 12 Кб

  • 5 Декабря 2014 / 12 Кб

  • 6 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 7 Декабря 2014 / 12 Кб

  • 8 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 9 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 10 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 11 Декабря 2014 / 12 Кб

  • 12 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 13 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 14 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 15 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 16 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 17 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 18 Декабря 2014 / 14 Кб

  • 19 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 20 Декабря 2014 / 14 Кб

  • 21 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 22 Декабря 2014 / 12 Кб

  • 23 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 24 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 25 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 26 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 27 Декабря 2014 / 13 Кб

  • 28 Декабря 2014 / 14 Кб

  • fanfics.me

    Тормоза придумал трус — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»»

    Сириус

    Сириус вбежал по ступенькам маленького домика в Годриковой Лощине и постучал, как условились. Ему не терпелось похвастаться — он сумел закрепить на своем мотоцикле коляску, и теперь-то уж точно Поттерам не отвертеться. Если Джеймс не хочет веселиться без Лили, значит, она просто обречена на экспериментальный полет в коляске. Дверь открыл заспанный Джейми:

    — Ты сдурел так барабанить?

    — Да подумаешь!

    — Время — третий час ночи! Лилс спит!

    — Пусть встает! Я специально для нее своего Мустанга усовершенствовал. Часа два только подушку на сиденье прилаживал… такая ночь…

    — Джей, кто там?

    Джеймс вздрогнул от тревожного голоса Лили:

    — Все в порядке, у Бродяги бессонница, он уже уходит…

    Он вытолкал ничего не понимающего Сириуса на крыльцо и громким сердитым шепотом начал отчитывать:

    — Ты с ума сошел! Надо было по зеркалу со мной связаться.

    — Так ты не отвечал…

    — Значит, не мог!

    — Джейми, ты чего?

    — Чего-чего… — ворчливо передразнил Джеймс, — Лилс и так плохо спит, а ей сейчас надо.

    — Что надо-то?

    — Сири, ты как баран! — и понизив голос смущенно добавил: — В тягости она.

    — Да ну!

    — Точно! — Джеймс сиял, как начищенный галеон. — Поэтому, сам понимаешь…

    Сириус понимал. Он радостно рассмеялся и, похлопав Сохатого по плечам и по спине, ушел в ночь. Нет, он на самом деле был рад за друга, но сейчас окончательно понял, что больше уже ничто не будет, как прежде. Ничто и никогда. У каждого из них своя жизнь… и если девчонка Эванс могла «залететь», то уважаемая миссис Поттер — только «быть в тягости». Сириус шел куда-то, не разбирая дороги, и размышлял о том, что вот родится у Поттеров пацан, пойдет он в Хогвартс, а дружить ему там с кем? И никогда больше не будет знаменитой четверки мародеров… надо бы уговорить Джейми хотя бы мантию-невидимку сыну отдать. Сириус огляделся. Куда он попал? Веселые огоньки, олени с красными носами, везущие сани Рождественского Деда…

    А какая хорошая была идея — летать всю ночь и радоваться, когда редкие прохожие принимают тень от зачарованного мотоцикла за летящий по небу рождественский кортеж. Потом пришло понимание, что это Рождество он будет встречать в одиночестве… впервые. Можно, конечно, было еще успеть найти Рема или напроситься в гости к Питу, но совершенно не хотелось. Сириус аппарировал к порогу своей маленькой квартирки и, чуть помедлив на пороге, засветил Люмос. Тусклый свет позволил разглядеть разбросанные в беспорядке вещи, толстый слой пыли на журнальном столике и пустую бутылку, почти закатившуюся под кресло. Уютненько… Сириус выругался, наступив в чашку с давно засохшим чаем. Интересно, а почему этот антураж еще утром казался ему забавным?

    Северус

    Северус собирался в спешке. Он никак не мог понять странной активности Лорда, который предпочитал устраивать собрания по ночам. Можно подумать, что если они соберутся днем, то испортят собственную репутацию. Поэтому Северус едва не стучал зубами от холода — все-таки тонкая мантия поверх домашней одежды абсолютно не добавляла тепла, а про Согревающие чары он и не вспомнил. Размышления о горячем чае прервало появление Лорда. Он появился неожиданно, и тотчас же вместо легкого гула разговоров повисла напряженная тишина. От внимательного взгляда Лорда Северус моментально согрелся и незаметно вытер о мантию вспотевшие ладони. А Лорд, эффектно развернувшись, начал собрание:

    — Мой агент сообщает, что наши действия возымели необходимый эффект и вызвали резонанс у конкурентов. Они учатся Непростительным, — Лорд хмыкнул, выражая свое отношение к подобным забавам. — Это очень хорошо. Следующий рейд пройдет силами молодого состава…

    Северус едва сдержался, чтобы не дернуться. Может, ему удастся избежать этой повинности? Однако у Лорда было на этот счет свое мнение:

    — Снейп, подойди ко мне, — и, не дожидаясь, пока Северус приблизится, продолжил, — Антонин сказал, что ты неплохо проявил себя и из новичков оказался самым хладнокровным…

    Лорд выжидательно смотрел на него, и Северус нашел в себе силы только уважительно склонить голову. Краем сознания он отметил чудовищную тишину и постарался успокоиться, чтобы понять, чего же от него хотят. А Лорд продолжал, медленно, немного растягивая гласные:

    — Поэтому я назначаю тебя старшим группы. С тобой пойдут Мальсибер, Нотт, Эйвери, Лестрандж Рабастан и… — он выдержал театральную паузу, — наша звезда – Белла.

    Северус был оглушен. То, что его назначили старшим в группе с таким составом, говорило о многом. Еще год назад он мог о таком только мечтать, а сейчас просто ниже склонил голову:

    — Как прикажете, Повелитель.

    Его ответ, похоже, развеселил Лорда. Рассмеявшись, он нашел взглядом Долохова и обратился уже к нему:

    — Антонин, а ты прав, мальчишка перспективен…

    — В таких вещах я не ошибаюсь…

    Долохов склонил голову, и Северус с ужасом понял, каким нарушением субординации выглядел его короткий кивок, и что он невольно привлек к себе внимание Лорда, которого так удачно избегал до этого. Теперь его выбор невелик: или великолепно выполнить задание, или бесславно сгинуть. Умирать почему-то совершенно не хотелось, как и думать о том, что придется сделать, а Лорд тем временем отдавал вполне четкие указания:

    — Вы должны спровоцировать на дуэль людей Дамблдора. Причем так, чтобы они потеряли голову и начали бросать Непростительные. От вас требуется только одно: сохранять хладнокровие. Авроры будут предупреждены и явятся на место не позже, чем через три минуты. К их появлению на месте дуэли должны остаться только ваши противники и Белла. На случай, если вдруг кто не успеет уйти, все ваши заклятия не должны противоречить дуэльному кодексу. О месте и времени операции я вам сообщу.

    Лорд отпустил их царственным жестом. Северус и сам не заметил, как оказался на улице. На свою группу он старался не смотреть и, холодно кивнув всем, поспешил аппарировать. Во что он теперь вляпался?

    Сириус

    Сириус рвался отрабатывать Непростительные, но даже предположить не мог, что это будет так… мерзко. Они собрались на какой-то заброшенной маггловской ферме, и Грюм с гордостью продемонстрировал им какого-то невзрачного человечка.

    — Наш материал.

    — Для чего? — не выдержал Сириус.

    — Для обучения. Не волнуйтесь, это поганый Пожиратель, — Грюм легким движением палочки рассек его левый рукав и предъявил Темную метку. — Еще вопросы?

    Вопросов ни у кого не было. Сначала тренировали Империус. И то ли материал попался податливый, то ли у них потенциал был хороший, но уже через полчаса этот «поганый Пожиратель» веселил всех нелепыми прыжками, похабными куплетами, а потом, повинуясь приказу, показал всем рябую задницу. Тогда Грюм, презрительно скривившись, велел облизать свои ботинки, и Сириусу сразу стало не до смеха. Почему-то на месте этого задохлика представился Нюнчик и от омерзения стало трудно дышать. Хотелось вздернуть идиота за плечи и, подняв с колен, засветить ему как следует между глаз, просто для науки, чтобы думал, прежде чем татуировки делать. А Грюм, казалось, наслаждался, эпатируя зрителей, он заставил «поганого Пожирателя» тщательно вылизать ему подошву, а потом от души пнул в грудь так, что тот отлетел к стене:

    — Урок окончен! В следующий раз я научу вас Круциатусу.

    Расходились все какие-то притихшие, и Сириусу показалось, что гадостно не одному ему. Вечером они в том же составе собирались на задание. Дамблдору пришла в голову гениальная идея патрулировать у домов магглорожденных волшебников и предупреждать нападения Пожирателей Смерти. Сириуса определили в группу с братьями Прюэтт, Френком Лонгботтомом и Артуром Уизли. Впервые он шел на серьезное дело без друзей.

    Патрулирование оказалось очень скучным занятием. Сириус подозревал, что они просто что-то неправильно делают. Из вечера в вечер они слонялись своей группой по небольшим городам, где предпочитали селиться магглорожденные волшебники. Анекдоты уже были все рассказаны, последние новости обмусолены по нескольку раз, а сплетни перестали вызывать интерес. Тогда было решено разделиться и сидеть в засадах по очереди: кто-то сидит в мокрых кустах, кто-то — в уютном баре, а потом меняться. А вот уроки у Грюма выходили тяжелые. Круциатус у Сириуса не получался даже на крысах, потому что злости на них не было никакой… ни злости, ни желания причинить боль. Грюм ругался последними словами, но толку не было. Другое дело — Авада. Зеленые лучи этого проклятья метались по небольшому сараю, где кишели крысы, и сокращали их численность. Грюм рычал только из-за несоблюдения техники безопасности и предсказывал, что в один прекрасный день его ученики просто перебьют друг друга.

    ficbook.net


    Смотрите также