Доклад: Сельское хозяйство России в пореформенный период. Основной тормоз развития аграрного сектора


Сельское хозяйство России в пореформенный период

Сельское хозяйство России в пореформенный период

И после реформы 1861 г. Россия продолжала оставатьсяаграрной страной, в которой уровень развития сельскогохозяйства во многом определял состояние экономики в целом.В русской деревне 60-90-х годов шел процесс разложениякрестьянства (в дореформенный период можно было уверенноговорить о социальном неравенстве среди крестьян) или, какего называли сами крестьяне - "раскрестьянивание". Вдеревнях укреплялось экономическое и социальное положениенарождающейся сеульской буржуазии - кулачества, с однойстороны, и все более расширялся беднейший слой - сельскийпролетариат, значительная часть которого уже не могласуществовать в новых условиях и уходила в города.

После реформы кулачество все более втягивалось втоварно-денежные отношения, выставляя на рыноксельскохозяйственную продукцию - свой товар, все чащеполучаемый за счет эксплуатации наемного труда.Экономическое положение зажиточной верхушки впореформенный период укреплялось путем скупки и арендыбывшей помещичьей земли, за счет вложения части средств впредпринимательство и т.п.

В процессе реализации крестьянской реформы основной ударбыл нанесен беднейшим слоям крестьянства. Потеря в среднемпо стране 20% надельной земли, рост платежей в расчете надесятину, выкупные платежи, высасывавшие средства изкрестьянских обществ, тяжело сказались на их экономическомположении. Часть таких крестьян была вынуждена продаватьсвою рабочую силу как в деревне (кулакам), так и в городе(поступая на промышленные предприятия). В особенно тяжеломположении оказались бывшие дворовые (не получившиеземельного надела) и крестьяне-"дарственники", имевшиеминимальные наделы, недостаточные для существования.

В новых условиях помещики вынуждены были перестраиватьспособы ведения собственного хозяйства. Однако перестройкаэта шла, особенно в первые пореформенные годы, весьмамедленно. Отсутствие средств, инвентаря, опытапрепятствовали созданию капиталистических хозяйств. Вусловиях, при которых хозяйственные связи крестьянских ипомещичьих хозяйств не были разорваны (крестьяне вынужденыбыли договариваться об условиях пользования отрезками,платить оброчные повинности, земли крестьян и помещиковнаходились в чересполосном владении), возникла такназываемая отработочная система, которая на протяжениидлительного времени существовала параллельно скапиталистической, а то и вместе с ней (в смешанном виде).Сущность отработочной системы состояла в том, чтокрестьяне (за определенную плату, а чаще всего в счетоброчных платежей или за право аренды отрезков) продолжалиработать на помещика, используя свой инвентарь. Вкапиталистических хозяйствах наемные рабочие пользовалисьинвентарем помещика. Отработочная система, из-за невысокойпроизводительности труда экономически незаинтересованногоработника, не могла долго конкурировать скапиталистическими формами организации хозяйства.Постепенно к 80-м годам XIX в. ее начинают вытеснятьдругие более прогрессивные формы.

Однако значительное число русских помещиков, вообще несумело перестроить свои хозяйства. К середине 90-х годовоколо 40% дворянских земель оказалось заложенными, в этотже период продавались за долги по несколько тысячдворянских имений в год. Правительство старалось помочьдворянству путем создания специального Дворянского банка,куда на льготных условиях можно было заложить землю.Покупка земли (в основном зажиточной частью крестьянства)осуществлялась через специальный Крестьянский банк.

В современной отечественной историографии при изученииаграрных отношении в пореформенной России принято выделятьдва пути буржуазного развития в сельском хозяйстве.

Первый путь - "прусского" типа (характерный для Пруссии ираспространенный к востоку от Эльбы), при котором, какписал В.И.Ленин, "крепостническое помещичье хозяйствомедленно перерастает в буржуазное, юнкерское, осуждаякрестьян на десятилетия самой мучительной экспроприации икабалы".

"Во втором случае помещичьего хозяйства нет или оноразбивается революцией, которая конфискует и раздробляетфеодальные поместья." При этом крестьянин превращается вкапиталистического фермера. Такой путь нашел свое наиболееяркое выражение в США и был назван "американским".

Важно отметить, что в современной историографии нетединства в вопросе о соотношении типов буржуазной аграрнойэволюции в России. Дискуссионным является вопрос ореальности или только потенциальной возможности"американского" пути развития капитализма в деревне. Насегодняшний день убедительно выглядит тезис о том, чтотам, где уровень развития помещичьего землевладения былневысок (Сибирь, Север, окраинные районы империи),буржуазно-демократический, фермерский путь развитиякапитализма являлся исторической реальностью. Вместе стем, в "старых", крепостнических, районах странынесомненно преобладал "прусский" путь развития.

Борьба крестьянства и помещиков за реализацию того илииного пути аграрной эволюции, проходит через всюпореформенную историю России. Главным тормозом развитияаграрного сектора экономики стало помещичье землевладение,во многом определившее отсутствие земли у миллионовкрестьян. Историческая практика продемонстрировалабесперспективность консервативного пути развития, но всилу засилья помещичьего землевладения и пережитков вроссийской деревне не смог одержать победу и фермерскийпуть. Реформы не смогли разрешить этого острейшегоконфликта, который в конечном счете привел к возникновениюновых общественных потрясений.

Однако, несмотря на все трудности, в сельском хозяйствеРоссии в пореформенный период отчетливо прослеживаются иновые, прогрессивные явления. Оно постепенно принимаетторговый, предпринимательский характер, преодолеваетобразовавшийся в предыдущие голы застой.

Важным фактором становится постоянное расширение посевныхплощадей (в черноземных губерниях, на востоке июго-востоке страны). При этом в некоторых регионах(Северо-Запад) эти площади несколько сократились.Постепенно изменялась и структура посевов (сокращалсяудельный вес зерновых культур, увеличивался - технических,кормовых и т.п.).

Изменялись и агротехнические приемы. В стране преобладалатрехпольная система земледелия (при этом на окраинныхсеверных и северо-западных землях практиковалась подсека,а в степной полосе - переложная система). Однако в рядепомещичьих хозяйств, в прибалтийских и западных губернияхвсе шире начинали применять более перспективнуючетырехпольную систему с травосеянием. В целом сельскоехозяйство России носило экстенсивный характер. По даннымП.А.Хромова урожайность зерновых в 60-70-х годахсоставляла в "самах" 3,74 (т.е. урожай в 3,74 зерна наодно зерно посева). К середине 90-х годов она выросла до4,9. Этот показатель в несколько раз уступал урожайности вразвитых европейских странах (Англии, Франции, Германии),но был близок к американскому, где сельское хозяйство вэтот период также развивалось экстенсивно.

В целом производство зерновых в стране значительновыросло. Если в 1864-1866 г. в среднем собирали около 1,9млрд пудов, то в 1896-1900 гг. - 3,3 млрд. Однакодостигнут этот прирост был, в основном, за счет расширенияпосевных площадей. Не было в аграрном секторе истабильности. Постоянно повторяющиеся неурожаи приводили кмассовому голоду (особенно неурожайными были 1891 и 1892гг.).

Развитию рыночных отношений в стране способствовалауглубляющаяся в пореформенный период специализацияотдельных районов: черноземный центр, юг, юго-восточныегубернии России (Воронежская, Тамбовская, Симбирская,Самарская. Екатеринославская, Херсонская и др.) вошли вобширный район торгового зернового производства.

Торговое скотоводство развивалось в губерниях северных,северо-западных, прибалтийских и в ряде центральныхвнутренних (Вологодской, С.-Петербургской, Эстляндской,Лифляндской, Курляндской, Московской, Ярославской и др.).

Центрами торгового льноводства стали Псковская иНовгородская губернии, свеклосахарного производства - рядукраинских и западных губерний. Возникли районывиноградарства, табаководства, коноплеводства и т.д.

Специализация отдельных районов страны способствоваланалаживанию между ними прочных экономических связей,повышению урожайности, продуктивности скота,производительности труда.

mirznanii.com

Доклад - Сельское хозяйство России в пореформенный период

И после реформы 1861 г. Россия продолжала оставаться аграрной страной, в которой уровень развития сельского хозяйства во многом определял состояние экономики в целом. В русской деревне 60-90-х годов шел процесс разложения крестьянства (в дореформенный период можно было уверенно говорить о социальном неравенстве среди крестьян) или, как его называли сами крестьяне — «раскрестьянивание». В деревнях укреплялось экономическое и социальное положение нарождающейся сельской буржуазии — кулачества, с одной стороны, и все более расширялся беднейший слой — сельский пролетариат, значительная часть которого уже не могла существовать в новых условиях и уходила в города.

После реформы кулачество все более втягивалось в товарно-денежные отношения, выставляя на рынок сельскохозяйственную продукцию — свой товар, все чаще получаемый за счет эксплуатации наемного труда. Экономическое положение зажиточной верхушки в пореформенный период укреплялось путем скупки и аренды бывшей помещичьей земли, за счет вложения части средств в предпринимательство и т.п.

В процессе реализации крестьянской реформы основной удар был нанесен беднейшим слоям крестьянства. Потеря в среднем по стране 20% надельной земли, рост платежей в расчете на десятину, выкупные платежи, высасывавшие средства из крестьянских обществ, тяжело сказались на их экономическом положении. Часть таких крестьян была вынуждена продавать свою рабочую силу как в деревне (кулакам), так и в городе (поступая на промышленные предприятия). В особенно тяжелом положении оказались бывшие дворовые (не получившие земельного надела) и крестьяне-«дарственники», имевшие минимальные наделы, недостаточные для существования.

В новых условиях помещики вынуждены были перестраивать способы ведения собственного хозяйства. Однако перестройка эта шла, особенно в первые пореформенные годы, весьма медленно. Отсутствие средств, инвентаря, опыта препятствовали созданию капиталистических хозяйств. В условиях, при которых хозяйственные связи крестьянских и помещичьих хозяйств не были разорваны (крестьяне вынуждены были договариваться об условиях пользования отрезками, платить оброчные повинности, земли крестьян и помещиков находились в чересполосном владении), возникла так называемая отработочная система, которая на протяжении длительного времени существовала параллельно с капиталистической, а то и вместе с ней (в смешанном виде). Сущность отработочной системы состояла в том, что крестьяне (за определенную плату, а чаще всего в счет оброчных платежей или за право аренды отрезков) продолжали работать на помещика, используя свой инвентарь. В капиталистических хозяйствах наемные рабочие пользовались инвентарем помещика. Отработочная система, из-за невысокой производительности труда экономически незаинтересованного работника, не могла долго конкурировать с капиталистическими формами организации хозяйства. Постепенно к 80-м годам XIX в. ее начинают вытеснять другие более прогрессивные формы.

Однако значительное число русских помещиков, вообще не сумело перестроить свои хозяйства. К середине 90-х годов около 40% дворянских земель оказалось заложенными, в этот же период продавались за долги по несколько тысяч дворянских имений в год. Правительство старалось помочь дворянству путем создания специального Дворянского банка, куда на льготных условиях можно было заложить землю. Покупка земли (в основном зажиточной частью крестьянства) осуществлялась через специальный Крестьянский банк.

В современной отечественной историографии при изучении аграрных отношении в пореформенной России принято выделять два пути буржуазного развития в сельском хозяйстве.

Первый путь — «прусского» типа (характерный для Пруссии и распространенный к востоку от Эльбы), при котором, как писал В.И.Ленин, «крепостническое помещичье хозяйство медленно перерастает в буржуазное, юнкерское, осуждая крестьян на десятилетия самой мучительной экспроприации и кабалы».

«Во втором случае помещичьего хозяйства нет или оно разбивается революцией, которая конфискует и раздробляет феодальные поместья.» При этом крестьянин превращается в капиталистического фермера. Такой путь нашел свое наиболее яркое выражение в США и был назван «американским».

Важно отметить, что в современной историографии нет единства в вопросе о соотношении типов буржуазной аграрной эволюции в России. Дискуссионным является вопрос о реальности или только потенциальной возможности «американского» пути развития капитализма в деревне. На сегодняшний день убедительно выглядит тезис о том, что там, где уровень развития помещичьего землевладения был невысок (Сибирь, Север, окраинные районы империи), буржуазно-демократический, фермерский путь развития капитализма являлся исторической реальностью. Вместе с тем, в «старых», крепостнических, районах страны, несомненно, преобладал «прусский» путь развития.

Борьба крестьянства и помещиков за реализацию того или иного пути аграрной эволюции, проходит через всю пореформенную историю России. Главным тормозом развития аграрного сектора экономики стало помещичье землевладение, во многом определившее отсутствие земли у миллионов крестьян. Историческая практика продемонстрировала бесперспективность консервативного пути развития, но в силу засилья помещичьего землевладения и пережитков в российской деревне не смог одержать победу и фермерский путь. Реформы не смогли разрешить этого острейшего конфликта, который, в конечном счете, привел к возникновению новых общественных потрясений.

Однако, несмотря на все трудности, в сельском хозяйстве России в пореформенный период отчетливо прослеживаются и новые, прогрессивные явления. Оно постепенно принимает торговый, предпринимательский характер, преодолевает образовавшийся в предыдущие голы застой.

Важным фактором становится постоянное расширение посевных площадей (в черноземных губерниях, на востоке и юго-востоке страны). При этом в некоторых регионах (Северо-Запад) эти площади несколько сократились. Постепенно изменялась и структура посевов (сокращался удельный вес зерновых культур, увеличивался — технических, кормовых и т.п.).

Изменялись и агротехнические приемы. В стране преобладала трехпольная система земледелия (при этом на окраинных северных и северо-западных землях практиковалась подсека, а в степной полосе — переложная система). Однако в ряде помещичьих хозяйств, в прибалтийских и западных губерниях все шире начинали применять более перспективную четырехпольную систему с травосеянием. В целом сельское хозяйство России носило экстенсивный характер. По данным П.А.Хромова урожайность зерновых в 60-70-х годах составляла в «самах» 3,74 (т.е. урожай в 3,74 зерна на одно зерно посева). К середине 90-х годов она выросла до 4,9. Этот показатель в несколько раз уступал урожайности в развитых европейских странах (Англии, Франции, Германии), но был близок к американскому, где сельское хозяйство в этот период также развивалось экстенсивно.

В целом производство зерновых в стране значительно выросло. Если в 1864-1866 г. в среднем собирали около 1,9 млрд пудов, то в 1896-1900 гг. — 3,3 млрд. Однако достигнут этот прирост был, в основном, за счет расширения посевных площадей. Не было в аграрном секторе и стабильности. Постоянно повторяющиеся неурожаи приводили к массовому голоду (особенно неурожайными были 1891 и 1892 гг.).

Развитию рыночных отношений в стране способствовала углубляющаяся в пореформенный период специализация отдельных районов: черноземный центр, юг, юго-восточные губернии России (Воронежская, Тамбовская, Симбирская, Самарская. Екатеринославская, Херсонская и др.) вошли в обширный район торгового зернового производства.

Торговое скотоводство развивалось в губерниях северных, северо-западных, прибалтийских и в ряде центральных внутренних (Вологодской, С.-Петербургской, Эстляндской, Лифляндской, Курляндской, Московской, Ярославской и др.).

Центрами торгового льноводства стали Псковская и Новгородская губернии, свеклосахарного производства — ряд украинских и западных губерний. Возникли районы виноградарства, табаководства, коноплеводства и т.д.

Специализация отдельных районов страны способствовала налаживанию между ними прочных экономических связей, повышению урожайности, продуктивности скота, производительности труда.

 

www.ronl.ru

Рыночная модель развития аграрной экономики Кыргызстана в переходный период » Tuva.Asia

Аннотация: В советское время в 1970-80 годах в Кыргызстане был сформирован мощный агропромышленный комплекс, который обеспечивал заня­тостью большую часть сельского населения страны, создавая необ­ходимую инфра­структуру. Отсюда и вытекают трудности сельского населения Кыргызстана (65% всех жителей страны) в переходный период к рыночной экономике

.Ключевые слова: агропромышленный комплекс, сельское хозяйство, рыночная экономика, Кыргызстан, трудности, переходный период.

 

Market model of development of Kyrgyzstan's agrarian economy during the transitional period

B. Temirbaev

Abstract: In 1970's and 1980's during the Soviet period a powerful agriculture has been generated in Kyrgyzstan, employing the main part of rural population of the country and creating a necessary infrastructure. This later derived difficulties of agricultural population of Kyrgyzstan (65% of all inhabitants of the country) during a transitional period to market economy.

Keywords: Agriculture, rural, market economy, Kyrgyzstan, difficulties, a transitional period.

 

В условиях становления рыночной экономики объективным ста­но­вится изучение тенденций и закономерностей модельного развития сельского хозяйства. Сельское хозяйство играет значительную роль в экономике Кыргызстана на протяжении длительного исторического периода.

Сочетание передового опыта организации и ведение сельско­хо­зяйственного производства с относительно высоким уровнем меха­низации работ за годы советской власти привели к формированию в 1970-80 годах в Кыргызстане мощного агропромышленного комплекса (АПК), который представлял собой сложную социально-эконо­ми­ческую систему, характеризующуюся наличием огромной терри­то­рии, большими различиями региональных и почвенно-климатических ус­ловий, оказывающих серьезное влияние на специализацию и струк­туру сельскохозяйственного производства. АПК обеспечивало заня­тостью большую часть сельского населения страны, создавая необ­ходимую инфраструктуру. Отсюда и вытекают трудности сельского населения Кыргызстана (65% всех жителей страны) в переходный период к рыночной экономике.

Проблемы развития аграрной экономики была актуальной всегда. Но она приобретает особую значимость в условиях станов­ления рыночных отношений. Продолжающая земельная реформа, разгосударствление, приватизация государственной собственности, развитие на этой основе новых форм хозяйствования коренным обра­зом меняют производственные отношения в агропромышленном комплексе, определяют принципиально новую концепцию развития производственных сил. Модельное развитие нацеливает сельско­хозяй­ственные предприятия на производство не только высококачественной продукции, которая могла бы быть доступной для внутреннего потре­бителя и конкурентоспособной на мировом рынке.

В переходный период, в результате массового разгосу­дар­ствления и приватизации совхозов и реорганизации колхозов прои­зошли значительные изменение в структуре хозяйствования, которые требуют более глубокой переоценки, переформирования состава ин­фор­мации и методов их сбора, обработки и представления по­тре­бителями. Это означает, что в ходе реформы в аграрном секторе Кыргызстана, основной целью которых является повышение эффек­тивности отечественного производства, наращивание его объемов, улучшение качества продукции и снижение ее себестоимости до уровня конкурентоспособности на мировых рынках, полное удовлетворение населения в продуктах питания, а промышленности в сырье, коренным образом изменилась структура сельскохозяйственных формирований. Так, если до 90-х годов основными производителями являлись крупные товарные сельскохозяйственные производители, на долю которых при­ходилось почти 45% валовой продукции, то к концу 1999 года их удельный вес снизился до 12,6 % .

В стране произошел процесс перераспределения внутри самой структуры сельскохозяйственных товаропроизводителей, который продолжается и в настоящее время и отличительной чертой его является прозрачность границ между категориями сельско­хо­зяй­ствен­ных производителей. Так, во многих селах личное подсобное хозяйство преобразовалось в нечто среднее между фермерским и натуральным хозяйством, и есть аулы, где живут в основном вла­дельцы крестьянских хозяйств,  есть и такие в которых крестьянских хо­зяйств формально нет, но семьи имеют уже десятки голов крупного рогатого и сотни мелкого скота. Примерно то же происходит с крестьянскими (фер­мерскими) хозяйствами, многие из которых давно отошли как от клас­сического определения самой категории сельско­хозяйственного произ-водителя, так от торговых величин, характеризующих его.

В настоящее время в Кыргызстане 90% всех аграрных пред­приятий составляют различного рода товарищества, крестьянские фермерские хозяйства и сельскохозяйственные кооперативы. Фер­мерские хозяйства республики пока не играют и, по всей видимости, в перспективе не смогут играть существенную роль в обеспечении на­селения продовольствием. К этому выводу подводит анализ совре­менного состояния фермерства. Конечно, были, ошибки. По этой при­чине и процесс преобразовании новых  формы хозяйствований в пер­вый период шел не везде гладко, а кое где допускались и факты для проведения полнокровной земельной реформы, особенно первой поло­вины 90-х годов.

В последующие годы, после внесения некоторых изменений и дополнений в конституцию Кыргызской Республики, были приняты новые законы, в частности «О крестьянском хозяйстве», «О коо­пе­рации» «Об ипотеке», «Об управлении землями сельскохозяйственного назначения», которые послужили дальнейшему продвижению сель­скохозяйственных реформ. В результате принятых мер республике удалось за относительно короткий срок остановить и стабилизировать продолжившийся до 1995 года резкий спад сельскохозяйственного про­изводства. С 1996 года начался его подъем. Особенно с пе­ре­распре­делением земель, интенсивным выделением земельных учас­тков насе­лению, развитием крестьянских (фермерских) хозяйств, доля крес­тьянских хозяйств в валовом производстве продукции сельского хо­зяйства с нуля поднялась до 32,2% в 1999 году, личных хозяйств с 43,8 - до 49,2% .

В ходе проведенной земельно-аграрной реформы в республике земельные доли получили 510 тысяч семей, создано 265 тысяч крес­тьянских (фермерских) хозяйств, то есть на каждые две семьи при­хо­дится одно хозяйство. Это обстоятельство привело к доми­нированию на селе мелкотоварных крестьянских и фермерских хозяйств, которые на большие доходы не могут рассчитывать в прин­ципе и большой частью ведут натуральное хозяйство. Так случилось, что в результате аграрно-земельной реформы, когда земля распре­делялась по долевому признаку, неизбежно привела к мелко­то­варности, которая стала глав­ным тормозом развития аграрного сек­тора экономики. С мелко­товарным производством и натуральным ве­дением хозяйства мы не придем к финансовому благополучию села.

Мелкие хозяйства практически не могут обеспечить себя необ­ходимыми материально-техническими ресурсами, качественными се­менами и племенным материалом. Это привело к тому, что:

- существующий парк сельхозмашин используются более 10-15 лет и износ его составляет более 95 процентов;

- только 40 процентов сельских товаропроизводителей исполь­зуют для посева  кондиционные семена;

- минеральные удобрения и средства защиты растений ис­пользуется в объеме не более 30 процентов от потребности;

- удельный вес породного поголовья составляет: КРС - 21 процента, овец - 31 процент, лошадей - 14 процентов в общем по­головье скота.

В условиях рынка модельное развитие рыночных структур является существенным залогом достижения продовольственной  безо­пасности страны. Решение проблем экономики Республики Кыр­гыз­стан, в частности ее аграрного сектора имеет ряд прин­ципиальных  отличий, обусловленных сложностью исторических усло­вий эволюции отечественного сельского хозяйства, в результате ко­торой проблемы развития агропромышленного комплекса накап­ливались в течение всего XX столетия.

Во-первых, в течение небольшого исторического периода в Кыр­гызстане был осуществлен ряд радикальных изменений аграрного по­рядка (социалистические преобразования 1917-1924 гг., коллек­ти­визация 1929- 1932г.г., аграрная реформа 1990-х годов), в ходе которых на селе кардинально трансформировались отношения собственности и социально-экономические условия хозяйственной деятельности.

Во-вторых, сокращение сельскохозяйственной занятости не со­провождалось адекватным ростом производительности аграрного тру­да (1970-1990 гг. отставание от США по производительности труда в сельском хозяйстве увеличилось с 3 до 12 раз), кроме того значи­тельные потери произведенной продукции приводили к наличию раз­личного рода продовольственных проблем.

В третьих, село, несмотря на высвобождение трудовых ресурсов из аграрного сектора, оставалось внутренней сферой сельского хо­зяйства: в сельской местности слабо развивались промышленность, сфера услуг и другие несельскохозяйственные отрасли. В результате проблемы с трудоустройством высвобождающегося населения  сдер­живали и сдерживают рост эффективности сельскохозяйственного производства. Еще одним ограничивающим фактором является серьез­ная социальная нагрузка, которую исторически несут сельско­хозяйственные предприятия. Кроме того, предпринимательство как деятельность, направленная на получение прибыли, в системе АПК в до­реформенный периоды почти не развивалось. Элементы предпри­нимательства носили случайный и скрытый характер, они не имели за­конодательно-правовой и научной базы и соответственно не было опыта самостоятельного ведения бизнеса.

С начала переходного периода прошло около 15 лет, осущес­твлены основополагающие кардинальные  меры по формированию многоукладной экономики и многообразию форм собственности, в том числе и в сельском хозяйстве, можно считать, что завершено создание основ рыночной экономики. Представляется, что оно было осущес­твлено в два этапа.

Первый этап экономических реформ - это 1991-1995 гг. - пере­ходный период к рынку, когда шла массовая приватизация и реорганизация крупных высокомеханизированных государственных предприятий, коллективных хозяйств агропромышленного комплекса, создание частного сектора, введение мер по либерализации цен, соз­дание равных условий конкурентного экономического развития раз­личных форм собственности и хозяйствования, переход к много­укладной, смешанной экономике, становление рыночных институтов, разрабатывающих нормативно-правовые, законодательные акты регу­лирующие основные процессы проведения экономических реформ.

Экономическая динамика производства за эти первые 5 лет перехода к рыночным отношениям рассчитывались по сравнению с базисным 1991 годом, то есть с началом проведения реформ. Ученые аграрного сектора экономики, сторонники деления реформ АПК на два этапа, так же были едины в том мнении, что переходный переход был очень болезненным как для экономики, так и социальной жизни общества в целом, он отбросил нашу страну далеко назад (20-30 лет) но всем производственным показателям. Факты доказывали, что произ­водство в отдельных отраслях АПК сократилось от 40 до 60%. К концу года в основном уже была сформирована рыночная структура про­изводства, но еще незрелая, противоречивая, неустойчивая.

Хронологически в 1996 году начался второй этап работы аграр­ного сектора экономики, уже при сложившихся рыночных отношениях. Второй этап рыночных преобразований в АПК характеризуется посте­пенным ростом объемов производства. Главным источником такого роста является увеличение внутреннего спроса на сырье и продо­вольствие. У сельхозпроизводителей появились стимулы наращивать производство для реализации продукции, поскольку вырос спрос на нее. Были расширены посевные площади, оживилось производство в частных хозяйствах, которое в благоприятный предкризисный год на­чало сокращается.

Как известно, институциональные преобразования и перерас­пределение земель повлекли за собой и изменение структуры про­изводителей. В 1991 году основными производителями продукции растениеводства являлись хозяйства общественного сектора, на долю которых приходилось 94,6% производственного зерна, 100% - са­харной свеклы, 88,2% - масличных культур, 56,4% - овощей. К 2000 году расклад производителей существенно изменил в пользу частных производителей, которыми 1999 году произведено 69,3% зерна, 73,7% сахарной свеклы, 78,4% масличных культур, 87,1% картофеля, 86,3% овощей. В целом в процессе построения рыночной экономики изме­нилось соотношение государственной и частной формы собственности в производстве.

Пищевая и перерабатывающая промышленности, которые являются также важной частью агропромышленного комплекса Кыр­гызстана и производят более 25-30% объема промышленной про­дукции республики и более 25% объема экспорта. Основными зада­чами развития пищевой и перерабатывающей промышленности яв­ляются: обеспечение потребностей населения в продуктах питания, достижение стабилизации и устойчивой тенденции роста производства, создание условий для роста инвестиционной политики, обеспечение струк­турной перестройки отрасли, техническое перевооружение предприятий, на выпуск конкурентоспособной качественной про­дукции, наращивание экспортного потенциала.

Как известно, отросли пищевой промышленности в основном базируется на переработке местного сырья и обеспечивают внутри рес­публиканское потребление. В период перехода к рыночным отно­шениям пищевая, промышленность оказались в очень глубоком кри­зисе, от которого не может оправиться до настоящего времени. Так, производство продукции пищевой промышленности в 2000 году, к уровню 1991 года составляло лишь около 15%. В годы независимости сельхозпроизводители продают свою продукцию (фасоль, картофель, табак, хлопок и.т.д.) по заниженной цене по той причине, что пере­рабатывающие предприятия в основном находятся за рубежом и дик­туют свои цены. Соответственно, основную прибыль от произведенной сельхозпродукции получают зарубежные перекупщики. В прочем, цены растут и по другой причине. Село платит за промышленную про-дукцию, топливо, транспорт, услуги связи, удобрения, комбикорма, стройматериалы, банковские ссуды баснословные деньги. В то время как цены на сельхозпродукцию сдерживаются низкой платеже­способностью конечных потребителей. В результате еще больше за­медляется оборот финансовых ресурсов, обостряется недостаток среди товаропроизводителям сельской местности.

Таким образом, подведем итоги.

Тенденция рыночной модели развития аграрной экономики требует применения новых технологий и нового творческого подхода к производительному труду. Когда сущностные черты рождающейся ры­ночной модели развития аграрной экономики приобретут всеобщее признание, заработает в необходимой степени потенциал прогресса.

Мировой опыт дает убедительное подтверждение тому, что одним из главных факторов становление рыночных отношений в АПК  является развитие предпринимательства, основная задача которого заключается в воссоздании на качественно новой основе современного конкурентоспособного производства.

Аграрная политика Кыргызстана должна быть направлена на развитие устойчивого и конкурентоспособного агропромышленного производства способствующего продовольственной безопасности стра­ны, сближение количества жизни и социальной инфраструктуры сель­ского и городского населения.

 

Литература:

1. Статический сборник настольная книга сельского гражданина Кыргызской Республики. Бишкек, 2003.

2. Статистический сборник. Перспективы экономики Кыргызстана. Бишкек, 2002.

3. Книга нашего выбора. Бишкек, 2000.

4. Канаева И. Б. Развитие аграрного сектора экономики в условиях реорганизации государственного и местного самоуправления в Кыргызской Республике. Бишкек, 2007.

www.tuva.asia

Исторические вехи в развитии аграрных структур | Fermer.Ru - Фермер.Ру - Главный фермерский портал

Основные исторические вехи или этапы развития институциональных структур сельского хозяйства (аграрных структур) были связаны с качественными изменениями в технологиях и в материально-технических средствах отрасли. Именно технико-технологический прогресс диктовал углубление разделения труда в сельскохозяйственном производстве между хозяйствующими субъектами по видам произведенной продукции, по соотношению основных и вспомогательных производственных функций-задач и по другим направлениям.

В многовековой период, когда сельскохозяйственное производство базировалось на конной тяге и ручном труде, функциональная специализация хозяйствующих формирований была очень ограничена. Подавляющее большинство хозяйствующих субъектов были в своей деятельности универсальны. Они выполняли своими силами практически все основные работы-функции, а также многие производственные функции вспомогательного, обслуживающего характера. Редкое исключение составляли такие специфические околосельскохозяйственные ремесла, как кузнечное или шорное.

В те времена почти повсеместно вели сельскохозяйственное производство производственные формирования двух типов:— небольшие, состоящие в основном из членов одной крестьянской семьи, обладающей полными или урезанными правами хозяина - семейные крестьянские хозяйства;— сравнительно крупные хозяйства (на современном языке - предприятия). Они вели сельскохозяйственное производство на больших площадях земли (латифундиях), использовали труд большого количества людей из многих семей, но с хозяйскими правами лишь одной семьи - собственника (владельца) средств производства, а зачастую и многочисленных работников.

Семейные крестьянские хозяйства и крупные (латифундистские) сельхозобразования отличались друг от друга в основном размерами (объемами выполняемых сельхозработ, количеством произведенной продукции) и сложностью управления. Они почти не различались набором выполняемых производственно-хозяйственных функций. В них десятилетиями использовались одни и те же традиционные технологии и методы организации работ. В крупных хозяйствах чаще всего применялся семейный вариант организации, при котором членам конкретных семей поручалась совокупность функций-работ на определенных земельных участках. Примечательно, что многие специализированные функции обслуживающего характера (кузнечные и др.) обычно выполнялись и для малых, и для больших хозяйств специализированными группами работников, имеющими свой особый хозяйский статус - кузнецами, шорниками со своими помощниками из членов семей и учеников (подмастерьев).

На том этапе развития общества околосельскохозяйственная экономика (переработка, торговля), будучи слабо развитой, практически не оказывала влияния на формы организации сельхозпроизводства, на институциональную аграрную структуру. Эта сфера принимала для продвижения к потребителям тот продукт, который реально предлагали сельхозпроизводители.

Длительное время - не одно столетие - аграрные структуры, включающие малые крестьянские и крупные латифундистские субъекты ведения сельского хозяйства, были как бы «законсервированы», качественно не менялись. При этом соотношение малых и больших хозяйств было малоподвижным.

Однако в большинстве стран Европы были периоды (в конце эпохи средневековья), когда преодолевались раздробленность и сепаратизм княжеств и графств, укреплялся абсолютизм центральных (федеральных) властей. Самодержцы для создания социально-политического фундамента своей власти широко проводили политику ограничения или даже лишения крестьянских семей их прав как хозяев, раздачи крупных земельных участков своим знатным сторонникам, предоставляли политические и экономические привилегии крупным латифундистским хозяйствам. Доля таких хозяйств в аграрных структурах европейских стран существенно увеличивалась. Возрастала также их роль в производстве сельхозпродукции. Они становились основными поставщиками продовольствия для армий и для пропитания размножающихся бюрократий. Функцией крестьянских хозяйств оставалось обеспечение продовольствием своих семей, а также ремесленного населения немногочисленных городов.

Образование сильных государств, а затем колониальных межгосударственных систем создало условия для развития промышленности и роста городского населения. В Европе прокатилась волна буржуазно-демократических революций. Оказалось, что система крупных латифундистских сельхозпредприятий, способствовавшая ранее созданию предпосылок для старта промышленных отраслей, в дальнейшем стала не в состоянии обеспечивать растущие города продовольствием в достаточном количестве. Перед сельским хозяйством возникла задача значительного увеличения объема производства. Но крупные предприятия, в которых хозяйскими правами (в том числе на принятие решений) были наделены только их собственники (латифундисты - бароны, ландлорды, помещики и т. п.), а работники, выполняющие основные работы-функции (т.е. технологические операции), были лишены таких прав, с новыми задачами не справились. Крепостные крестьяне выполняли основные работы на чужих полях не для своих семей, а на «верхнего» хозяина — «латифундиста» совсем не так ревностно и старательно, как на своих полях, в своих собственных крестьянских хозяйствах. Они не проявляли разумной инициативы в нестандартных ситуациях. «Верхние» же хозяева-собственники не успевали из-за больших масштабов производства дать крепостным работникам оперативные, корректирующие указания и проконтролировать качество выполнения технологических операций. Не успевали или не хотели успевать все это делать и наемные управляющие. Из-за этих коренных недостатков крупные хозяйства латифундистского (помещичьего) типа в массе своей не смогли справиться с задачами наращивания объемов производства в соответствии с растущими потребностями городского населения. По этим причинам крепостничество повсеместно становилось тормозом развитию промышленности и в целом экономики стран.

Новые правительства, пришедшие к власти на волнах буржуазно-демократических революций, стали проводить демократические земельные реформы, в результате которых изменилось количественное соотношение крупных и малых хозяйств, универсальных по своим функциям. Значительно выросла роль малых форм ведения сельского хозяйства - крестьянских семейных хозяйств в производстве продовольствия и в поставке его на городские рынки. Они в массе своей в силу глубокой заинтересованности всех работников - членов крестьянских семей-хозяев в конечных результатах труда проявили способность к интенсификации использования земли. Конечно, определяющее значение имело наращивание количества свободных крестьянских производственных ячеек, наделенных хозяйскими правами.

Кроме изменения количественного соотношения между большими и малыми субъектами (элементами) аграрных структур начались их качественные изменения. Повышение роли крестьянских хозяйств в производстве продовольствия для поставки на городские рынки стимулировало их к повышению качества выполнения основных работ-функций, т. е. технологических операций по возделыванию полевых культур и обслуживанию животных. Нужно было сосредоточить на них основное время и внимание. Естественным образом стали возникать производственно-хозяйственные формирования, специализирующиеся на выполнении вспомогательных, обслуживающих работ для крестьянских хозяйств. Началась дифференциация институциональных аграрных структур. С одной стороны, выделялись крестьянские хозяйства, специализирующиеся в основном на выполнении технологических сельскохозяйственных операций, с другой стороны, росло количество хозяйствующих субъектов, ведущих производственное обслуживание первых: оптовая закупка сельхозпродукции, ее переработка, реализация готовой продукции городскому населению, продажа крестьянам (с доставкой) технических средств, выполнение строительных работ и т. п.

В это же время возникли крестьянские обслуживающие кооперативы. Они тоже стали неотъемлемыми элементами усложняющихся институциональных аграрных структур. Они имели специфику. Их отличие от коммерческих обслуживающих единиц (по современной терминологии - коммерческих посредников) состояло в правовом обеспечении хозяйских прав, т. е. прав на принятие управленческих решений. Их учредителями были сами крестьянские хозяйства. Кооперативные помощники создавались на средства крестьянских хозяйств, на их паи. Они становились, по определению А. В. Чаянова, продолжением крестьянского бизнеса, действовали от имени своих учредителей (пайщиков) и в их интересах. Ученый писал: «… кооператив не представляет из себя изолированного предприятия, … он есть организованная на коллективных началах часть и только часть экономической деятельности той или иной группы людей …. Крестьянская кооперация … есть часть крестьянского хозяйства, выделенная для организации на крупных началах» [стр. 196].

Крестьянские кооперативы с самого начала играли большую роль в защите доходов крестьянских хозяйств от экономической экспансии коммерческих помощников. Тем самым кооперативы стали важным элементом институциональных структур сельского хозяйства. А. В. Чаянов характеризовал скооперированное крестьянское производство как особый вид организации земледельческого производства, отличный от распыленных крестьянских хозяйств [стр. 264].

Здесь необходимо отметить, что на том этапе развития аграрных структур крупные универсальные сельхозформирования (предприятия) латифундистского типа, выполняющие самостоятельно основные и вспомогательные (обслуживающие) работы-функции, сохранялись. Но в результате последовательных земельных реформ их количество неукротимо уменьшалось, а роль в обеспечении стран в продовольствии ослаблялась. Постепенно их значение как фундаментообразующих структурных единиц в сфере производства продовольствия утрачивалось, переходило к крестьянским хозяйствам, взаимодействующим с кооперативными и коммерческими помощниками. Следует также отметить, что такой процесс аграрных структур даже в Европе шел неравномерно, разными темпами. Известно, что в Восточной Германии (Пруссия), Южной Италии, в ряде стран Восточной Европы и в России вплоть до конца XIX века преобладающей формой сельскохозяйственного производства оставались крупные «помещичьи» хозяйства. Начинавшиеся было земельные реформы там осуществлялись нерешительно и не давали заметных результатов. Их завершение перешло на середину XX века.

Серьезное влияние на институциональные аграрные структуры оказала машинизация сельского хозяйства. Замена конной тяги на тракторную ознаменовала революцию не только в сельскохозяйственных технологиях, она продиктовала существенные изменения в организации сельскохозяйственных работ. Производительность тракторных агрегатов намного превышала площади посевов большинства крестьянских хозяйств. Лишь небольшая часть крестьян - хозяев могла позволить себе приобретать тракторы и полностью их загрузить работами на своих укрупненных земельных участках. Большинство же владельцев малых и средних крестьянских хозяйств, видя преимущества тракторной пахоты, вынуждены были обращаться за тракторной услугой к фермерам - богачам. В связи с расширением спроса на выполнение тракторных работ стали возникать производственно-хозяйственные формирования, специализирующиеся на такой производственной услуге.

В результате стали накапливаться изменения в аграрных структурах, затронувшие в первую очередь хозяйствующие субъекты, лежащие в основе всей системы производства продовольствия - крестьянские хозяйства. Раньше в эпоху конно-ручных технологий они своими силами выполняли практически все основные работы-функции. И это было важнейшим условием высокой ответственности членов крестьянских семей (владельцев и членов крестьянских хозяйств) за конечные результаты работы. В новое время часть основных работ-функций на крестьянских полях стали выполнять с помощью технических средств люди «извне», чужие работники, не члены крестьянских хозяйств. Это привнесло новизну в систему обеспечения ответственности крестьян. Самостоятельное выполнение важных работ (технологических операций) и самоконтроль частично заменялись на контроль со стороны членов хозяйства за качеством работы посторонних работников, не ориентированных на конечный результат работы в чужом хозяйстве, напрямую не заинтересованных в его улучшении.

Поначалу, пока удельный вес работ, выполняемых «чужими», был небольшим, значение крестьянских хозяйств, как основных звеньев аграрных структур, сохранялось. А. В. Чаянов считал допустимым передачу механизированных работ от крестьянских хозяйств самостоятельным службам (коммерческим или кооперативным) без заметного ущерба для крестьян-хозяев. Он писал в своей работе «Основные идеи и формы крестьянской кооперации»: «Таким образом, из первой категории механических процессов (обработка почвы, посев, перевозки, уборка урожая и др.) выделялось пользование машинами и двигателями в особое машинное товарищество…» [стр. 214].

Процесс машинизации сельхозпроизводства развивался. Перечень технологических операций, которые можно было выполнять машинами, расширялся. В связи с этим нарастал удельный вес работ, выполняемых на крестьянских (фермерских) полях владельцами техники. Соответственно уменьшалась степень производственной самостоятельности крестьянских хозяйств. За многими из них лишь номинально сохранялась роль основного производителя сельхозпродукции. Фактически основные работы-функции переходили к исполнителю других звеньев аграрной структуры.

В ходе таких трансформаций возникло новое явление. В США, где процесс машинизации сельхозпроизводства происходил наиболее высокими темпами, механизированные сельскохозяйственные колонны, создаваемые крупным промышленным капиталом для выполнения работ в крестьянских-фермерских хозяйствах, стали трансформироваться в крупные, индустриально организованные сельскохозяйственные предприятия [31]. То было возрождение латифундий, только на новой материально-технической базе. Новые крупные хозяйства обрабатывали многие тысячи и даже десятки тысяч гектаров пахотных угодий. Они были универсальными по набору работ-функций. Одни подразделения специализировались на выполнении технологических операций, другие - на вспомогательных, обслуживающих работах для первых. Первые подразделения хотя и выполняли основные сельскохозяйственные работы и по этой причине играли роль основных подразделений (т. е. лежащих в основе организационного построения предприятия), но, не будучи реальными хозяевами процесса производства, они не имели крестьянской ответственности и мотивации. Реальные хозяева были наверху сложных организационных пирамид. От имени этих хозяев-собственников и по их поручению координацию работы всей сложной совокупности подразделений, а также контроль за технической и трудовой дисциплиной осуществляли наемные управляющие, расставленные по иерархической лестнице - от директора предприятия до руководителей производственных подразделений.

Словом, у крупных механизированных сельхозобразований внутреннее организационное построение в основе было заимствовано у промышленных предприятий — заводов и фабрик. Предполагалось, что приходит новая эпоха организации сельхозпроизводства — основными сельхозпроизводителями становятся крупные фабрики зерна, мяса и молока.

Однако новая индустриальная форма организации сельхозпроизводства не получила широкого распространения в институциональной аграрной структуре США и даже не появилась в странах Западной Европы. Она не выдержала конкуренции со стороны крестьянско-фермерской формы. Причиной стало глубинное противоречие между принципами индустриальной организации фабрично-заводского производства и неустранимыми особенностями сельского хозяйства. 1

Оказалось, что «эффект масштаба», получаемый в промышленности вследствие применения принципов индустриальной организации производства, в частности индустриального применения сельхозмашин, в сельском хозяйстве получить можно далеко не всегда, не повсеместно. Лишь в отдельных подотраслях сельского хозяйства это стало возможным. Там, где сглажена сезонность производства, ослаблена или исключена прямая зависимость от меняющихся погодных условий, где технологический процесс напрямую не связан с использованием значительных земельных площадей. Это птицеводство, свиноводство, заключительный откорм животных, овощеводство закрытого грунта. В этих подотраслях возникли, сохранились и получили распространение и развитие птицефабрики, свинокомплексы, площадки промышленного откорма, тепличные комбинаты.

В большинстве же сельскохозяйственных производств с ярко выраженными аграрными особенностями концентрация и организационная «индустриализация» эффекта не дали. Крестьянско-фермерские хозяйства устояли под натиском машинизации. Они приспособились к новым условиям. Изменился их размер по масштабам применяемых ресурсов и объему продукции - он значительно вырос. Повысилась роль в сельхозпроизводстве крупных фермерских хозяйств, полностью вооруженных высокопроизводительными сельхозмашинами. В западноевропейских странах родилась и широко распространилась кооперативная форма использования фермерами высокопроизводительных дорогостоящих машин, так называемые машиноринги - фермерские объединения по совместному использованию техники на основе взаимопомощи и взаиморасчетов. Особо важно подчеркнуть, что и в Новом Свете, и в Старом Свете при разных организационных новациях сохранилась главная черта этой крестьянской формы организации сельхозпроизводства: основные исполнители сельхозработ - члены крестьянских семей были собственниками средств производства (включая технику), имели хозяйские права на принятие производственно-хозяйственных решений.

Вместе с тем, аграрные структуры не стали чисто фермерскими. Как уже отмечалось, в них прочно обосновались крупные сельхозобразования агропромышленного типа (птицефабрики и др.). Кроме того, существенно расширилась сфера производственно-хозяйственного обслуживания фермерских хозяйств. Более разнообразной стала специализация обслуживающих кооперативов и коммерческих структур. Фермеры стали участниками, пайщиками многих кооперативов (от 4 до 7). В перечень услуг, предоставляемых фермерским хозяйствам, кроме снабжения, переработки и реализации продукции стали входить ремонт и техническое обслуживание машин и оборудования, выполнения работ на особо дорогих сельхозмашинах (включая уборку урожая), кооперативы, предоставляющие фермерам услуги социального характера. В европейских странах предоставляют даже высококвалифицированных подменных работников на время болезни хозяев ферм или их отпусков. Развитие сферы обслуживания позволило фермерам сосредоточить свое время и внимание на выполнении основных работ, на повышении уровня технологии. Это привело к эффекту, сравнимому с «эффектом масштаба» и даже его превосходящему.Заметные трансформации в аграрных структурах произошли вследствие бурного развития индустрии переработки сельхозпродукции. Хозяева крупных перерабатывающих компаний, заводов и фабрик, будучи заинтересованными в бесперебойном поступлении качественного сырья, стали вторгаться в систему его производства. Но они в большинстве своем, как было показано в предыдущем разделе книги, не стали создавать собственные сельскохозяйственные производства, свои сельхозподразделения или сельхозпредприятия.

fermer.ru

Стратегия развития аграрного сектора экономики до 2020 года: анализ

Стратегия развития аграрного сектора экономики на период до 2020 года утверждена Кабинетом министров Украины еще в 2013 году. Однако эксперты считают, что, будучи изначально несовершенной, на сегодняшний день программа и вовсе нуждается в радикальном пересмотре.  Давайте разберемся.

В самой Стратегии верно указано, что аграрный сектор Украины является базовым в национальной экономике страны. В свою очередь центральную роль в этом секторе играет сельское хозяйство.

Помимо того, что аграрный сектор способен  решить проблему обеспечения граждан страны качественными и свежими продуктами питания, он способен также внести немалый вклад в решение проблемы голода во всем мире.

Стратегия, предложенная Министерством агарной политики Украины, содержит в себе анализ проблем, мешающих развитию аграрного сектора. К таким, среди прочих, отнесены следующие:

  1. Неравномерность развития различных отраслей и форм хозяйствования.
  2. Отсутствие мотивационных стимулов к кооперации и созданию крупных сельскохозяйственных предприятий в пределах сельских общин. Здесь же Министерство видит проблему в слабой экономической базе села.
  3. Нестабильность конкурентных позиций национальной сельскохозяйственной продукции на международном рынке вследствие отсутствия во многих случаях четких и строгих требований к качеству и безопасности производимой продукции.
  4. Отсутствие инновационных процессов в отрасли, полное отсутствие технологического обновления. Как следствие увеличение производственных расходов от использования изношенной, устаревшей техники и технологий, увеличение себестоимости продукции.
  5. Несовершенство и торможение в развитии системы логистики аграрного сектора.
  6. Ограниченность внутреннего рынка страны вследствие малой платежеспособности населения.
  7. Отсутствие каких-либо форм самоорганизации, саморегулирования рынка сельхозпродукции, а также отсутствие какой-либо выверенной позиции относительно защиты своих интересов среди производителей такой продукции.
  8. Неоконченная земельная реформа.
  9. Недостаточные объемы поддержки сельского хозяйства государством.
  10. Нестабильность налоговой системы.
Далее Стратегия содержит цель, основные принципы ее реализации. Скажем прямо все закрепленные в документе цели, принципы, методы являются очень общими и не детализируются в механизме их реализации. К примеру, цель в гарантировании продовольственной безопасности государства или цель в содействии уровня развития сельских населенных пунктов с повышением уровня доходов граждан.  

Эксперты крайне возмущены такой безосновательностью и несправедливостью, которая просматривается в цели государства нарастить объем валового производства сельхозпродукции (в 1,3 раза более показателей 2012 года), а также экспорта – на 3-4% ежегодно. Специалисты усматривают в этом игнорирование потребностей сельского населения за счет расширения деятельности крупных агрохолдингов.  Таким образом, поддержка мелких фермерских хозяйств в этом направлении будет сведена к нулю, ведь они не способны достичь поставленного результата даже в десятой его части.

Такая политика государства уже привела к значительному социальному неравенству в аграрном секторе, далее – банкротство большей части фермерских хозяйств.

На сегодняшний же день наблюдается яркая тенденция к поглощению крупными сельскохозяйственными предприятиями мелких хозяйств. Верно ли это? Конечно, нет. Специалисты советуют «взять на вооружение» опыт иностранных государств таких как, к примеру, США. Законодательная система в Штатах построена таким образом, что мелкие хозяйства, не имея возможности осуществлять свою полноценную крупномасштабную деятельность, оказывают услуги большим холдингам. Они предоставляют им корма, утилизируют органические отходы, выращивают молодняк скота и т.д. Таким образом, сохраняется и реализовывается право мелких хозяйств на существование и заработок.

Давайте рассмотрим другую стратегическую цель программы – увеличение экспорта. Положительный опыт иных государств свидетельствует о том, что экспорт будет эффективным лишь в том случае, когда собственное население обеспечено соответствующей продукцией на 100%. Так ли это в Украине?

Как видим из приведенных выше фактов государство четко видит и осознает проблемность аграрного сектора экономики и даже ставит цели по улучшению ситуации, однако цели эти совершенно научно не обоснованы и не имеют четкого механизма реализации. Проблемы, указанные в Стратегии развития аграрного сектора, хоть и определены, однако не имеют четких вариантов решения.

При всем при этом Министерство аграрной политики уже сумело просчитать расходы государства на реализацию Программы. Они составили более 100 млн. гривен. Программу планируется реализовывать в два этапа. На первом этапе Министерство планирует внесение и без того многочисленных изменений в действующие нормативно-правовые акты, связанные с развитием аграрного сектора. Этот этап займет 2016 год. На втором этапе (2017-2020 года) Министерство планирует наконец-то приступить к фактическому выполнению действий и мероприятий, направленных на улучшение ситуации в аграрном секторе экономики. Принесет ли работа Министерства ожидаемый результат – увидим, однако, как видно из планов работы ведомства, совсем не скоро.

lawyer.ua


Смотрите также